Русская Стратегия

      Цитата недели: "Находясь по самой середине держав, наиболее волнуемых вожделениями колониальной политики, мы не можем теперь ни на минуту забывать, что опасности захватов угрожают нам со всех сторон. В существовании такого положения винить некого. Но когда мы приводим Россию в состояние, не сообразное с опасностями её современного международного положения, мы оказываемся кругом виноватыми, ибо усугубляем опасность и ослабляем свои средства к их отражению." (Л.А. Тихомиров)

Категории раздела

История [948]
Русская Мысль [189]
Духовность и Культура [184]
Архив [515]
Курсы военного самообразования [27]

Поиск

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

СВОД. НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    Альбом Русской Славы. Михаил Китицын (в день памяти легендарного командира "Тюленя")
     
    Самым знаменитым русским моряком в годы мировой войны был старший лейтенант Михаил Александрович Китицын – один из самых результативных подводников Русского Императорского флота, одержавший в морских сражениях 36 побед и потопивший суда противника общим водоизмещением 8973 брутто-регистровых тонны. Китицын командовал легендарной подлодкой «Тюлень» в 1915 – 1917 гг., именно эти годы его жизни принесли ему общероссийскую славу.

    Михаил Китицын родился 17 сентября 1885 г. в Чернигове, в семье потомственных дворян Киевской губернии. В 1899 г. он поступил Морской кадетский корпус, по окончанию которого 21 февраля 1905 г. получил чин мичмана. Спустя некоторое время после Цусимского сражения мичман Китицын был отправлен на Дальний Восток, где служил на кораблях Амурской речной флотилии, а затем на транспорте «Тунгуз». Принять непосредственное участие в сражениях русско-японской войны 1904 – 1905 гг. ему не довелось, но в Николаевске-на-Амуре Михаил получил свою первую награду, как участник обороны этого города. В память русско-японской войны, военнослужащие, служившие на Дальнем Востоке, но не участвовавшие в боевых действиях, получили особую темно-бронзовую медаль. Такая же досталась и мичману Китицыну.

    В 1905 – 1908 гг. Михаил Александрович плавал на крейсере «Олег», на транспорте «Бакан», на учебном судне «Крейсер» и на миноносце «Финн». По характеру он был человеком неугомонным, склонным к переменам. 1 ноября 1908 г. Китицын был зачислен в число слушателей Учебного отряда подводного плавания, по окончании которого, 1 сентября 1909 г. получил чин лейтенанта, был переведен на Черноморский флот, где с 15 сентября 1909 г. по 1 декабря 1912 г. проходил службу в должности командира подводной лодки «Судак». Позже, в качестве вахтенного начальника, до 1 августа 1913 г. Михаил служил на канонерской лодке «Уралец», базировавшейся в греческом порту Пирей. Затем он сдал экзамены и был зачислен в число слушателей Николаевской морской академии, обучение в которой ему не удалось завершить из-за начавшейся войны.

    В начале Первой мировой войны Китицын служил на сухопутном фронте, принимал участие в обороне Ивангородской крепости, за что был награжден орденом Святой Анны 4-й степени с надписью «За храбрость». Однако участие в затянувшейся позиционной войне не могло устроить энергичного офицера-подводника, и Китицын вернулся на Черноморский флот. Он был назначен старшим флаг-офицером начальника штаба Бригады подводных лодок, а затем в чине старшего лейтенанта вступил в командование одной из новейших русских подводных лодок – «Тюлень» – спущенной на воду 19 октября 1913 г.

    Главной задачей, поставленной командованием перед черноморскими подводниками, было пресечение путей доставки энергоресурсов в турецкую столицу – Константинополь, где базировался флот Османской империи. Целью атак русских подводных лодок были любые турецкие суда, перевозившие к Босфору уголь и нефтепродукты. Вследствие общей технической отсталости Турции, это были, преимущественно, парусники, курсировавшие между столицей и восточными анатолийскими портами.

     

    Турецкий транспорт, торпедированный подводной лодкой вблизи Константинополя

    Сам Китицын спустя многие годы вспоминал, что сердце его не лежало топить эти небольшие шхуны, не способные оказать ни малейшего сопротивления, но приказ командования он выполнял безупречно. В ходе морских рейдов «Тюлень» обыкновенно в надводном положении шел вдоль южного черноморского побережья на восток и распугивал команды турецких транспортных парусных судов, обездвиженных штилем. Турки бросали свои шхуны на произвол судьбы и спешно гребли на шлюпках к берегу, а «Тюлень» столь же неторопливо подходил к вражеским судам и, не тратя боекомплект, просто поджигал их посредством пакли с керосином или пробивал их борта пиротехническим патроном.

    Подводная лодка Михаила Китицына в 1915 г. захватила и потопила 5 парусников, а в 1916 г. от ее умелых действий пострадали 21 парусник и три парохода неприятеля. По общему тоннажу потопленных судов Китицына превзошел балтиец, капитан 1-го ранга И.В. Мессер, командовавший подводными лодками «Кайман» и «Волк». Но по числу одержанных побед и по известности, как среди современников, так и в истории Российского военно-морского флота, Китицын, несомненно, был «подводником №1» в годы последней войны Российской империи.

    Среди наиболее известных операций «Тюленя»: потопление австрийского транспорта «Дубровник» 19 марта 1916 г., разведывательная операция в бухте Варны в июле того же года (тогда подводная лодка под командованием Китицына провела в подводном положении 17 часов, что являлось рекордом для лодок этого типа) и захват турецкого транспорта «Родосто» 11 октября 1916 г. Пленение крупного вооруженного турецкого парохода, водоизмещением 6000 тонн, особенно примечательно. Это единственный случай в истории русского флота, когда подводная лодка после артиллерийского боя с судном противника не только вышла из него победителем, но и сумела привести его в свой порт.

    На четвертый день боевого дежурства у турецких берегов, в 15 милях от Босфора, недалеко от острова Кефкен, уже в сумерках, около 22 часов сигнальщик «Тюленя», находившегося в надводном положении, заметил большой пароход, шедший от Босфора на восток.

    По сигналу боевой тревоги орудийные расчеты двух 75-мм пушек подлодки заняли свои места, и старший лейтенант Китицын повел «Тюлень» вокруг Кефкена, чтобы перехватить пароход и отжать его от берега в море. Обычно уже после первых выстрелов турецкие суда спускали флаг и их команды набивались в шлюпки, однако на сей раз этого не произошло…

    В 22 часа 45 минут с лодки прозвучал первый выстрел, и сразу же в ответ с парохода грянули в ответ два орудия, калибров 88 и 57 мм. Сгущавшаяся темнота, нервное напряжение и нехватка опыта не позволили противнику вести точный огонь. Турки не сумели толком разглядеть силуэт русской подлодки и по частоте выстрелов приняли ее за эсминец. Прицелы турецких орудий были выставлены на дальность 10 кабельтовых, в то время как фактически бой шел на дистанции не более 6 кабельтовых. В результате ни один из 30 выпущенных с парохода снарядов не причинил лодке повреждений. Зато огонь «Тюленя» был точным. В течение 50 минут с лодки было выпущено 46 снарядов, около 30 из которых попали в цель. После этого часть команды парохода во главе с одним из офицеров сбежала на шлюпке, однако оставшиеся на судне моряки упорно не желали сдаваться. На пароходе вспыхнул пожар, но он выпустил дымовую завесу и продолжал «огрызаться». Боезапас «Тюленя» заканчивался, поэтому Китицын подвел свою лодку к «Родосто» и с дистанции 3 кабельтовых выстрелил еще 6 снарядов по цели. На лодке остался единственный, последний снаряд, и только его удалось «сэкономить» – пароход, наконец, лег в дрейф. «Тюлень» подошел вплотную к турецкому судну, и русские моряки подняли на борт барахтавшихся в воде 2-х турок и 6 немцев, в том числе капитана корабля и еще двух германских морских офицеров. Призовая команда «Тюленя» в составе 3 офицеров и около 20 матросов перешла на «Родосто» и начала тушить пожары, поднимать пары и исправлять рулевое управление. К утру, наши моряки привели сильно поврежденный и еще дымящийся захваченный пароход под конвоем «Тюленя» к родным берегам. Через 40 часов после боя лодка и плененный пароход в сопровождении эсминца «Быстрый» благополучно прибыли в Севастополь.

    За отличную службу капитан подводной лодки «Тюлень» Михаил Китицын был награжден мечами и бантом к ордену Святой Анны 3-й степени, орденом Святого Станислава 2-й степени с мечами, орденом Святого Георгия 4-й степени, орденом Святого Владимира 4-й степени, а также золотым Георгиевским оружием. Кроме того, он был досрочно произведен в чин капитана 2-го ранга.

    В начале сентября 1917 г. Китицын сдал лодку новому командиру, а сам получил назначение на должность начальника Отдельных гардемаринских курсов и уехал в Петроград, где в октябре того же года был повышен в звании до капитана 1-го ранга и вместе со своими гардемаринами убыл на Дальний Восток для практических занятий. По прибытии во Владивосток Михаил Александрович был назначен командиром вновь созданного Учебного отряда Сибирской флотилии в составе крейсера «Орел» и миноносцев «Бойкий» и «Грозный».

    Октябрьский переворот застал Михаил Китицына в учебном плавании с гардемаринами на крейсере «Орел» в порту Нагасаки. Между революционно настроенным экипажем и гардемаринами начали возникать конфликты, а кораблю новая власть приказала вернуться во Владивосток. Из-за возникших на судне беспорядков капитан 1 ранга Китицын принял решение попросить помощи у союзников и увел свой крейсер в Гонконг. В этом порту на берег сошли все матросы и 20 «красных» гардемаринов, а судно перешло в подчинение к «белому» командованию. Однако вскоре, приказом вновь назначенного командующего Учебным отрядом, Китицын был списан с «Орла» и оставлен в Японии. Такой поворот судьбы не обескуражил Михаила Александровича. В начале 1919 г. Китицын добрался до Владивостока, и по собственной инициативе на базе открытого Морского училища создал Морскую роту из бывших гардемаринов и новых кадетов, для участия в Белом движении. Этот отряд принял участие в неудачном десанте в районе села Владимиро-Александровское, где во время высадки были смертельно ранены заместитель и ординарец Китицына, а сам он едва избежал гибели.

    После падения власти адмирала Колчака Морское училище в 1920 г. эвакуировали на вспомогательном крейсере «Орел» и посыльном судне «Якут», и Китицын вместе со своими гардемаринами совершил еще одно плавание из Владивостока в Севастополь к генералу Врангелю. В этом переходе ему снова пришлось проявить свой решительный характер. В Порт-Саиде оба корабля отряда Китицына были надолго задержаны английским командиром порта. Когда на них стали подходить к концу запасы провизии и угля, разрешения на выход с рейда все еще не было получено. Китицын заявил англичанам, что если в течение 36 часов на корабли не будут переданы вода, провизия, уголь и не будет разрешение на выход в море, то он выведет их в Суэц и затопит поперек канала. Через 2 часа англичане предоставили все необходимое для дальнейшего плавания.

    В Севастополь отряд Китицына прибыл 27 октября 1920 г., и уже 10 ноября последовал приказ об оставлении Крыма в виду безнадежности обороны. Командир и экипаж «Якута» приняли деятельное участие в эвакуации белых частей из Севастополя, откуда корабль совершил самостоятельный переход в порт Бизерта в Тунисе. Там в 1921 – 1922 гг. Китицын служил командиром строевой части Морского корпуса, где не успевшие закончить свое образование гардемарины продолжали обучение.

    В августе 1922 г. Китицын оставил службу, уехал в США, женился на американке и остался там навсегда. В 1923 г. Михаил Александрович Китицын стал основателем и первым председателем Общества офицеров Русского Императорского флота в США.

    Первое время Китицын работал таксистом в Нью-Йорке, а затем, получив американское гражданство, поступил инженером на муниципальную службу. Ему довелось строить нью-йоркскую подземку, в том числе туннель под Гудзоном. В период «Великой депрессии» Китицын 3 года проработал в Колумбии, занимаясь топографическими съемками, а вернувшись в Нью-Йорк, продолжил работать топографом уже в городской службе. В годы Второй мировой войны он служил в американских ВМС, работал топографом на строительстве военно-морской базы в Вирджинии. После окончания войны в Нью-Йорк Михаил Александрович не вернулся, оставшись работать топографом на строительстве дамбы оросительной системы, а позже вновь работал инженером в штатах Айдахо и Вашингтон. В 1955 г., выйдя на пенсию, Михаил Китицын переехал во Флориду, где и скончался в возрасте 76 лет в ночь на 22 августа 1960 г. Его перу принадлежит книга воспоминаний «На подводной лодке «Тюлень».

    Константин ФИЛАТОВ

    Категория: История | Добавил: Elena17 (22.08.2016)
    Просмотров: 234 | Теги: россия без большевизма, русское воинство, Первая мировая война, сыны отечества, белое движение, альбом русской славы, даты | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Наш опрос

    Нужно ли в России официально осудить преступления коммунистической власти и запретить её идеологию?
    Всего ответов: 239

    ГАЛЕРЕЯ

    ПРАВОСЛАВНО-ДЕРЖАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

    БИБЛИОТЕКА

    ГЕРОИ НАШИХ ДНЕЙ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru