Русская Стратегия

      Цитата недели: "Восстановление потрясённой гегемонии Русского народа в Империи, его историческими усилиями созданной, составляет теперь жгучую потребность времени. Но для этого нужно прежде всего быть достойным высокой ответственной роли, нужно быть духовно сильным и хотеть своего права." (Л.А. Тихомиров)

Категории раздела

История [1169]
Русская Мысль [213]
Духовность и Культура [231]
Архив [628]
Курсы военного самообразования [37]

Поиск

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

СВОД. НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Статистика


Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    Арьергардный бой корпуса М.И.Платова при Романове

    29-го июня Платов оставался под Миром и уже вечером начал движение вслед за армией, продолжавшей отступление на Бобруйск. Отходя через Несвиж и Тимковичи, 1-го июля он достиг Романова.

    Поражение, понесённое 28-го июня дивизией Рожнецкого, остановило наступление конницы правого французского крыла. Разведка, произведённая 29-го июня Латур-Мобуром, удостоверила его, что передовые посты Платова продолжают занимать местность, где накануне происходил бой. Для раскрытия действительных сил противника необходимо было его атаковать, на что Латур-Мобур не решился без особых указаний Иеронима. 29-го июня вся конница короля вестфальского и высланный к ней на поддержку батальон вольтижёр сосредоточились в Мире. 30-го июня, двинувшись за отступавшим Арьергардом Платова, Латур-Мобур достиг Городеи. На 1-е июля он получил приказание Иеронима идти вперёд и прорвать завесу, скрывавшую расположение и силы Багратиона.

    Рано утром Латур-Мобур во главе дивизии Рожнецкого, составившей авангард всей конницы, подошёл к Несвижу. Остановив полки перед городом, он сделал привал и, затем, со своим конвоем и передовым эскадроном выехал по Бобруйской дороге, приказав Рожнецкому с дивизией следовать за ним. Оставленный Платовым в арьергарде и выступивший из Несвижа к Тимковичам Карпов, с двумя казачьими полками (Карпова 2 и Денисова 6), заметив неосторожное движение небольшой кавалерийской части, дал ей отойти три-четыре версты от города, быстро повернул кругом и стремительно ударил на неё. Только прибытие 2-го уланского полка, подоспевшего галопом, и появление остальной дивизии Рожнецкого, приближавшейся на рысях, спасли Латур-Мобура от грозившей ему участи.

    Дальнейшее наступление Латур-Мобура не встретило сопротивления. Лёгкая кавалерия его остановилась в этот день у дер. Раевца, 8 вёрст не доходя Тимкович. Ещё далее позади, в 8-ми вёрстах, у дер. Раткова расположилась кирасирская дивизия Лоржа с 4-мя конными батареями. V корпус и главная квартира Иеронима прибыли в Несвиж.

    Платов ночевал у Романова. Арьергард его, под командой Карпова, находился у Тимкович.

    Главные силы русской армии прибыли в Слуцк. Тревожные известия о движении Даву к м. Свислочи, угрожавшем обходом его правому флангу, заставили Багратиона принять меры для облегчения дальнейшего отступления армии. С этою целью все обозы, кроме самых необходимых, транспорты с больными и пленные получили приказание повернуть к югу на м. Петриково, переправиться там через Припять и идти к Мозырю.

    Получив в Слуцке донесение Платова о наступлении противника в значительных силах и желая дать время отойти обозам, направленным на Мозырь, Багратион предписал Платову удерживать Романово до вечера 3-го июля. Распоряжение это привело к бою под Романовым.

    С рассветом 2-го июля Латур-Мобур со всей конницей двинулся к Тимковичам. Он нашёл переправу через болотистую речку, прикрывавшую доступы к местечку, уничтоженными и вынужден был к обходному движению. Дивизия Рожнецкого потянулась вправо, а остальная конница повернула влево. С появлением противника против его флангов, Карпов отступил к Романову.

    Латур-Мобур занял Тимковичи. Он остановил в местечке кирасир и батальон вольтижёр и расположил лёгкую конницу впереди, назначив ей довольно широкий район по обеим сторонам большой дороги.

    Одновременно с этими распоряжениями, узнав, что на пути движения находилась болотистая река Морочь, с переправой у м. Романова, и, опасаясь, чтобы казаки, уничтожив эту переправу, не задержали его, Латур-Мобур выслал 1 конно-егерский полк под командою полковника Пшепендовского для преследования отступавшего отряда Карпова. Пшепендовский получил приказание овладеть прикрываемым последним обозом и, преследуя казаков по пятам, помешать уничтожению моста через Морочь. Поддержкой конно-егерей должен был служить эскадрон 12-го уланского полка, а, затем, вся дивизия Каминского.

    Пшепендовский выслал в авангард 2-й эскадрон и двинулся к Романову. Не доходя вёрст десяти до местечка, у дер. Черногубова, он встретил заставу казаков в 60 коней, которая, будучи атакована, отступила вскачь. Вслед затем фланкёры конно-егерей завязали перестрелку с казаками, которые отступали, как только приближались сомкнутые эскадроны.

    По мере подхода к Романову сопротивление казаков возрастало, и, наконец, казачья лава начала теснить конно-егерских фланкёров. Последние были усилены из авангардного эскадрона, и густой цепи конно-егерей удалось отбросить казаков и обнаружить присутствие за ними колонны, силою не более полка, отходившей к Романову. По подымавшейся впереди неё пыли Пшепендовский пришёл к заключению, что она прикрывает движение отступавшего обоза.

    Местечко Романово лежит на левом берегу болотистой, с медленным течением, р. Морочи. Переправа через реку состояла из моста и не длинной, но узкой плотины.

    Платов, получив донесение от Карпова о наступлении к Романову только одного неприятельского полка, немедленно перевёл на правый берег р. Морочи четыре полка (Атаманский, Иловайского 4, Иловайского 12 и Мельникова 3). Находившиеся на этом берегу поросли кустарника в значительной степени скрывали расположение и передвижения казаков.

    Пшепендовский, приблизившись к реке и удостоверившись в значительном превосходстве бывших перед ним сил, послал доложить Латур-Мобуру, что перед Романовым стоит до 5000 казаков, и просил указания, следует ли ему начинать дело.

    Донесение, вследствие ли невнимательности посланного офицера, или недостаточного знания им французского языка, достигло Латур-Мобура в извращённом виде. Прискакавший офицер, вместо «пяти тысяч» доложил, что перед Романовым находится «пятьсот» казаков. Не подозревая возможности такой грубой ошибки, Латур-Мобур резко ответил, что он удивляется, как командир полка осмеливается делать подобные вопросы.

    Между тем Пшепендовский, находясь в виду Романова и не делая ни шагу вперёд, вынужден был, постоянно усиливавшейся казачьей лавой, постепенно рассыпать в цепь весь авангардный эскадрон. Часть казаков спешилась и открыла по конно-егерям довольно оживлённый ружейный огонь.

    Полк был построен в уступном порядке правее большой дороги. С занимаемой им небольшой песчаной, подобной дюне, возвышенности отчётливо были видны линии казаков, стоявшие перед рекою. Вправо и влево горизонт ограничивался небольшими перелесками. По ту сторону реки, позади местечка, виднелся довольно значительный лагерь.

    Убедившись в несомненном довольно значительном превосходстве сил противника, Пшепендовский решился начать отступление.

    Желая ввести противника в заблуждение относительно действительного своего намерения, он приказал фланкёрам теснить его и начал свёртывать в колонну 3-й и 4-й эскадроны под прикрытием 1-го эскадрона, примыкавшего к дороге. Едва, однако, Пшепендовский приступил к выполнению своего намерения, как возвратился посланный им офицер с ответом Латур-Мобура, который заставил его отменить сделанные распоряжения.

    Пшепендовский усилил фланкёров, и полк снова развернулся правее дороги, уступами из середины, имея 4-й эскадрон на правом и 1-й эскадрон на левом фланге. 2-й эскадрон, рассыпанный в цепь, прикрывал фронт и фланги боевого порядка. Только что было окончено перестроение, как внезапно справа и слева появились колонны казаков.

    Продолжительная неподвижность конно-егерей дала возможность Платову вполне удостовериться в слабости противника и в отсутствии поддержек в ближайшем его тылу. Он, не колеблясь, решил воспользоваться представившимся ему случаем нанести поражение неосторожному врагу.

    Первый удар обрушился на 3-й эскадрон, составлявший передовой уступ. Пшепендовский, во главе последнего, встретил атаку контратакой и успел отбросить передовые части противника. Казаки усилились, повторили удар и охватили эскадрон со всех сторон. Пшепендовский приказывает правофланговому уступу идти в атаку, но 4-й эскадрон, в свою очередь, атакован и охвачен с флангов. Та же участь постигает, вслед за тем, 1-й эскадрон. Он стойко отразил первый направленный против него удар, но, затем, бросившись на поддержку 3-го и 4-го эскадронов, был снова атакован с фронта и взят в левый фланг.

    Прорванные и разъединённые конно-егеря были опрокинуты. Отдельными кучками, окутанные густыми облаками пыли и перемешавшиеся с преследовавшими их казаками, неслись они в полном беспорядке по направлению к Тимковичам. Не менее десяти вёрст отделяло их от конницы Латур-Мобура, и на этом пространстве они могли быть поддержаны только одним эскадроном 12-го уланского полка.

    Командир уланского эскадрона, видя бегство конно-егерей и желая принять их на себя, остановился на неудачном решении. Он развернул эскадрон поперёк дороги и был увлечён в общем бегстве налетевшей на него толпой. Появление его, однако, принесло свою пользу. Казаки, опасаясь наткнуться на свежие части, ослабили преследование, а затем остановились, будучи встречены огнём двух орудий, находившихся при бригаде Сулковского дивизии Каминского.

    Латур-Мобур, получив донесение о поражении 1-го конно-егерского полка, тотчас же поднял и двинул вперёд всю лёгкую кавалерию корпуса. Но уже было поздно. Платов, не принимая удара, быстро отошёл к Романову и, перейдя на левый берег Морочи, сжёг за собою мосты.

    Прикрывшись болотистой долиной Морочи, Платов расположил войска на позиции. 5-й егерский полк занял м. Романово и находившееся правее его старинное укрепление. Донская конная рота, разделённая на две батареи, была поставлена на выгодных позициях для обстрела впереди лежавшей местности. Казаки обеспечивали фланги. Регулярная кавалерия Васильчикова составляла резерв.

    Преследуя быстро отходящих казаков, Латур-Мобур приблизился к Романову. На правом фланге его наступала бригада Гаммерштейна, центр составляла дивизия Рожнецкого, левее которой на позицию выехала конная батарея; на крайнем левом фланге развернулась бригада Тышкевича.

    С обеих сторон завязалась оживлённая артиллерийская перестрелка. Одна из русских батарей отвечала на огонь польской батареи, другая действовала по приближавшимся кавалерийским колоннам. Продолжая подвигаться вперёд, конница Латур-Мобура была, наконец, встречена с левого берега реки ружейным огнём.

    Перед фронтом Латур-Мобура лежала преграда, которая, при условии расположения за ней противника в значительных силах, представлялась для кавалерии непреодолимой. Условия обхода её были неизвестны, а приближавшийся вечер оставлял мало времени для действий. Между тем сильный артиллерийский и ружейный огонь с левого берега начал наносить чувствительные потери, а появившиеся из-за реки казаки начали беспокоить фланги кавалерийского корпуса. Простояв некоторое время под огнём, Латур-Мобур отвёл свою конницу назад.

    Бой 2-го июля под Романовым состоял, таким образом, из кавалерийского дела на правом берегу Морочи, кончившегося поражением 1-го конно-егерского полка и из артиллерийской и ружейной перестрелки, хотя и не имевшей решительных последствий, но приведшей к отступлению Латур-Мобура.

    В кавалерийском бою на правом берегу Морочи со стороны Платова участвовало пять казачьих полков, силою около 2500 коней. Со стороны поляков было в 1-м конно-егерском полку и в эскадроне 12-го уланского полка около 800 коней. Урон Платова неизвестен. Поляки во время боя и преследования понесли тяжкие потери. Поле, на котором разыгралось дело, и дорога к Тимковичам были усеяны телами. Одними пленными Платов взял 17 офицеров и более 350 нижних чинов.

    Действия Платова в бою 2-го июля тождественны с действиями его 27-го и 28-го июня и представляют гармоничное сочетание решительности и осторожности. Убедившись в слабости противника, он, не колеблясь, оставляет в тылу труднопроходимую преграду и смело и решительно атакует врага. Затем, придя в соприкосновение со значительными силами, быстро уходит назад и ставит эту преграду между собою и противником.

    Весь день 3-го июля Платов остаётся на позиции у Романова не потревоженный Латур-Мобуром и, с наступлением ночи, отступает на Слуцк.

    В действиях в окрестностях Несвижа Платов выказал себя выдающимся кавалерийским генералом, а казаки под его начальством явились опасными соперниками регулярной кавалерии. Облик славного казачьего вождя, столь грозного противнику на поле битвы, ещё более вырастает благодаря его гуманности, которой отдают справедливость даже враги.

    В.И. Харкевич
    “Действия Платова в арьергарде Багратиона в 1812 году.”

    Категория: История | Добавил: Elena17 (15.07.2016)
    Просмотров: 105 | Теги: 1812 г., даты, Русское Просвещение, русское воинство | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Наш опрос

    Нужно ли в России официально осудить преступления коммунистической власти и запретить её идеологию?
    Всего ответов: 357

    ГАЛЕРЕЯ

    ПРАВОСЛАВНО-ДЕРЖАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

    БИБЛИОТЕКА

    ГЕРОИ НАШИХ ДНЕЙ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru