Русская Стратегия

      Цитата недели: "Нам важен русский вопрос, который состоит в том, чтобы мы снова стали самосознательной нацией, понимающей саму себя и живущей сообразно со своими сильными, идеальными сторонами. Самая мысль о русских идеалах доселе объявляется «реакционной» теми владеющими нами людьми, которые превратили нашу некогда прекрасную страну в табор не помнящих родства." (Л.А. Тихомиров)

Категории раздела

История [1338]
Русская Мысль [223]
Духовность и Культура [254]
Архив [699]
Курсы военного самообразования [45]

Поиск

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

СВОД. НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    М.В. Назаров. Размышления об исламе в драме истории. 9. Православие об исламе

    Православные богословы об исламеБогословская дискуссия между исламом и Православием достаточно известна в истории. Еще св. Иоанн Дамаскин (685-755), сын государственного казначея (Сергия-Мансура) при дворе дамасского халифа и сам занимавший должность первого советника, составил "Разговор сарацина с христианином". Его современники Петр, епископ Дамасский, и Петр, епископ Маюмский, и др. также писали обличения мусульманского вероучения. Прп. Феофан Исповедник (752-817) в своей "Хронографии" написал главу о Мухаммеде. Будущий св. равноапостольный Кирилл вел богословские диспуты с мусульманами. Из многочисленных дальнейших таких трудов отметим "Разговор с сарацином об Евхаристии" Газского архиепископа Самона, переписку с мусульманами греческих Императоров Михаила III, Льва VI, Константина Порфирородного, Иоанна Кантакузена, Патриарха Геннадия – уже перед самым завоеванием Константинополя Магометом II. Дискуссия велась и в Российской империи вплоть до революции. Достаточно указать на "противомусульманскую" деятельность Казанской духовной академии, основоположником которой был свт. Гурий, распространявший в XVII веке Православие среди мусульман и язычников.

    При этом богословские оценки ислама православными авторами можно найти разные. С одной стороны, несмотря на монотеизм, резкие критики его обличают как поклонение под видом Аллаха сатане, который внушал Мухаммеду ложные представления. Другие видные дореволюционные авторы, как, например, К.Н. Леонтьев, В.С. Соловьев, профессор Московской духовной академии С.С. Глаголев, цитированный выше Ф.А. Смирнов, отмечали в исламе, помимо ложных идей, и неложные, совместимые с Православием, а современный профессор Московской духовной академии А.И. Осипов даже утверждает, что «Мусульманство – это ближайшая к христианству религия».

    Что касается критического суждения о том, кто диктовал Мухаммеду его мединские суры о рае, многоженстве, мести, фатализме, вооруженном завоевании мiра, в том числе христианского, о том, что Бог является причиной и добра и зла и выдумывает изощренные пытки для неверных, – то согласимся, что Истинный Бог Своему пророку не мог такого диктовать, тем более когда уже имелся Новый Завет.

    Мы не можем сомневаться и в словах Христа, под которые вполне подпадают и мусульмане: «Кто не со Мною, тот против Меня» (Мф. 12:30); «Кто не чтит Сына, тот не чтит и Отца, пославшего Его» (Ин. 5:23); «Вы не знаете ни Меня, ни Отца Моего; если бы вы знали Меня, то знали бы и Отца Моего... Ваш отец диавол, и вы хотите исполнять похоти отца вашего» (Ин. 8:19, 44)».

    Тем не менее, некоторые православные авторы относят это к исламу с оговоркой.

    Во-первых, слова Христа о диаволе были обращены к иудеям, которым в Священном Писании было дано знание о Христе-Мессии и Он это наглядно показал им Своим поведением и чудесами. Так что иудейские вожди, зная пророчества, отвергли и распяли Христа сознательно как неугодного им Мессию, покрыв свой народ кровной клятвой: «Кровь Его на нас и детях наших» (Мф. 27:25). Тогда как религия Мухаммеда, хотя и под влиянием иудеев получилась не совместима со Христом Сыном Божиим, но и не отвергла Его категорически, сознательно и хульно, а скорее исказила Его сущность по малограмотному неведению Мухаммеда (к тому же его христианские собеседники, возможно, сами были еретиками), и потому Мухаммеда можно не ставить на одну доску с сознательными антихристианами. Проф. Осипов даже пишет: «В этом отношении она [мусульманская религия] превзошла иудаизм, для которого Христос – лжемессия, а их ожидаемый мессия для христиан – антихрист».

    Известный своими резкими обличениями ислама о. Даниил Сысоев придерживается противоположного мнения: «ислам даже дальше от христианства, чем нынешний талмудический иудаизм». «Если человек кланяется одному Богу, но не тому – ничего хорошего в этом нет, понимаете? Мы можем в принципе назвать монотеизмом сатанизм. Но хорошего в этом ничего не будет. Если человек кланяется только сатане – это плохо». (Однако с еще большим основанием это можно отнести к талмудическому иудаизму.)

    Но и о. Сысоев рассуждает с оговоркой: «Я не говорю, что ислам – сатанизм, это несправедливо, но я говорю именно о том, что сам по себе монотеизм – это не прогресс как таковой. Тем более были уже иудеи, были уже христиане. Арабоязычники знали и то, и другое... Надо подчеркнуть, что все-таки Мухаммед не был, простите, подлецом. Это будет неправда, мы будем несправедливы к нему, если будем считать его сознательным шарлатаном, вроде Грабового, который все ради денег делает. Это будет несправедливая оценка. Он, действительно, получил некоторые откровения, но откровения были из явно злого источника» (Ислам. Православный взгляд).

    Еще о. Сысоев ссылается на свт. Николая Сербского и говорит: «Бог в исламе, это, скажем так, далекое-далекое Божество, отсвет истинного Бога, который исказился в уме Мухаммеда и который в результате затмил собой Бога истинного».

    Такие осторожные трактовки по сути предполагают, что в исламе изначально было отчасти правильное и общее с христианами представление о Боге-Творце в виде "далекого отсвета истинного Бога", но оно исказилось под влиянием сатаны, и потому последующее исламское представление об Аллахе уже не совместимо с истинным Богом. Ведь истинный Бог один, другого Бога быть не может. Но если кто-то имеет неправильное представление об истинном Боге, это не значит, что он избрал другого бога, просто он верит в Бога неправильно. То есть, по этой трактовке можно сказать, что искаженное представление о Боге не означает сатанизма как поклонения сатане вместо Бога, даже если тут очевидно явное вмешательство сатаны. Ведь и многим христианским богословам, например, в католицизме, сатана подмешивал в их верные рассуждения свои еретические плевелы, но это не значит, что они поклонялись сатане и служили ему сознательно в полном ведении этого. Всего этого нельзя сказать о талмудическом иудаизме, который сознательно ненавидит Христа и ждет "иного" мессию-антихриста для господства над земным мiром.

    Вспомним также решение Константинопольского собора Вселенской Церкви 1180 г., который счел возможным (хотя и не без споров) изменить анафематствование исламского вероучения. Составленный в IX веке чин отречения от ислама включал в себя ряд анафематизмов, которые должен был по пунктам произносить желающий перейти в христианство мусульманин. Последней, 22-й анафемой, было следующее: «сверх всего этого, анафематствую бога Мухаммедова». Император Мануил I Комнин предложил изменить этот чин, анафематствовать не "бога Мухаммедова", а самого Мухаммеда:

    «Приходящие из мусульман к божественному крещению и, согласно обыкновению, оглашаемые, обращая внимание на изречение о боге Мухаммеда, постоянно приходят в затруднение об этом, остерегаясь явно анафематствовать Бога по имени, и по причине некультурности, и незнания грамоты, и потому как совершенно не знают, что означает? ... И вот, поскольку они пребывают в нерешительности, подвигся этим разногласием наш богомудрый и святой император, и, сочтя их осторожность о Боге не вовсе неоправданной, возжелал удалить эти повседневные недоумение и смущение для мысли колеблющихся [мусульман] и сохранить их от соблазна и сомнения по отношению к православной вере (и не их одних, но и других, кто смущается из-за этого), своей боговдохновенной царской властью постановил анафематствование Бога Мухаммедова из огласительной книги удалить, [и вместо этого] подвергать анфеме самого Мухаммеда, и все, в книге его Коране мерзостные и общеизвестные учения, дурно переданные им вопреки учениям Христа Бога нашего. Итак, решение об этом было ясно высказано в письме его величества, пространном и подробном, в котором все мысли подводят к заключению: не оставлять эту часть с вышеупомянутой анафемой как изречение, кажущееся кощунством по отношению к Богу...

    Соборно рассмотрев упомянутое императорское письмо, определяем и постановляем выбросить из огласительной книги вышеуказанное изречение, ради приходящих к божественному крещению и других, соблазняющихся о таковом наименовании Бога, анафематствовать же самого Мухаммеда и книгу его, Коран, во [всех пунктах], в которых он противоречит святым учениям Христовым, и иметь следующее изречение: «Анафема Мухаммеду, учению, переданному в Коране, в котором он исповедует, что Господь, Бог и Спаситель наш Иисус Христос не является Сыном Божиим; благое называет дурным, а свет выставляет тьмою, еще же и скверному учению его, противному священным наставлениям Христа и богомудрых святых, а также и тому, кто внушил ему и думать и учить этим скверным и презренным вещам, буде это кто-либо из людей, или же злоначальник демонов и отец зла, или же сам скверный Мухаммед породил от себя столь безобразнейшие плоды; кроме того, анафема тем, кто [считает], что Мухаммед пророк и посланник, от которого приняли учения и заповеди, противные учению Христа».
    (Цит. в переводе с древнегреческого Ю. Максимова.)

    Напомним также, что церковная анафема – это не "проклятие" (как полагают люди нецерковные), а свидетельство и удостоверение того, что данный человек не принадлежит к истинной Христианской Церкви. Сами мусульмане с этим согласны, что не принадлежат, и потому ничего оскорбительного для них в этой анафеме нет.

    Что же касается попыток христианского просвещения мусульман, то основу для такого миссионерства можно видеть в словах апостола Петра: «во всяком народе боящийся Его [Бога] и поступающий по правде приятен Ему» (Деян. 10:35). Видный богослов РПЦЗ протопресвитер Михаил Помазанский писал в своем труде "Православное догматическое богословие": «Вера в единого Бога (в отличие от многобожия), конечно, не всегда означает веру в истинного Бога, однако помогает уверовать в Истинного Бога...» (С. 109-110).

    Однако миссионерская деятельность среди мусульман нигде не принесла ощутимых плодов.

    «Миссионерские стремления византийских писателей против ислама не имели особенного успеха среди мусульман; полемические трактаты их имели своею целью главным образом защитить христиан, оправдать христианское вероучение в глазах мусульман и поддержать слабых в вере христиан; но обращения в христианство мусульман если и происходили, то были немногочисленны» (Н.П. Остроумов, с. 27).

    В Новое время было миссионерство в колониальных странах, но католические и протестантские миссионеры пришли к выводу, что «мусульмане менее всех других народов восприимчивы к принятию евангельской проповеди, особенно там, где они соединены в огромные массы... На все попытки обратить мусульманина в христианскую веру мусульманин отвечает: "То, что хорошо в вашей религии, мы уже давно имеем, а что вы нам хотите прибавить, то нехорошо"...» (Н.П. Остроумов, с. 31-34). Поэтому «Борьба против религии, присвоившей себе, хотя и в искаженной форме, много основных мыслей откровения Божия, должна быть ведена иначе, чем против идолопоклонства», – соглашался с пастором Хаури наш богослов Н.П. Остроумов (с. 32).

    Главным аргументом тут может пригодиться сам Коран, который в исламе почитается как книга, существующая вечно вместе с Богом. Однако «возведши его на пьедестал седьмого неба, мусульманские богословы тем самым подписали ему смертный приговор. Как произведение человеческое, Коран выдержал бы критику и почитался бы хорошим памятником арабской литературы, Но, претендуя на авторитет вечного слова Бога... он тонет, как фараон, в волнах моря...» (Ф.А. Смирнов, с. 250).

    Наверное, внимание вдумчивого мусульманина-искателя истины можно обратить на те особенности Корана, которые противоречат друг другу и потому многие суры отменялись (хотя считается, что весь Коран написал извечно на небе), а однажды сам Мухаммед признал, что, когда он, в угоду меккским влиятельным идолопоклонникам, допустил восхваление языческих богинь – то эти слова ему внушил сатана. Значит, и такое возможно в священной книге.

    Главное же в этой проблеме – личная совесть и духовная чуткость человека. Вот как свидетельствует об этом бывший американский мусульманин Джордж, перешедший в Православие (подлинное имя не сообщается, так как за уход из ислама полагается смерть или пожизненное заключение):

    «Я не просто был верующим последователем ислама, а даже учился на имама – исламского клирика. Преподавал ислам, проповедовал его, приглашал других людей в ислам – и вдруг сам стал от него отворачиваться...

    В исламе такое огромное внимание уделяется соблюдению внешних обрядов, что необходимость духовного развития и роста зачастую игнорируется. Отсутствие духовного возрастания влияет на то, как мы обращаемся с нашими ближними. Это случилось со мной, и я видел, что то же самое было с очень многими другими людьми. Чувствовал такое глубокое самодовольство внутри себя, что я соблюдаю все внешние обряды и законы ислама. И это самодовольство переросло в настоящее фарисейство. Все это достигло таких масштабов, что я свысока стал смотреть не только на немусульман, но даже на тех, кто всю жизнь меня любили и заботились обо мне...

    Проблема в исламе, на мой взгляд, заключается в том, что он тормозит духовный рост человека. Считаю, что без признания, веры и исповедания истинного Бога, явившего Себя в Святой Троице, мусульманин невольно ограничивает Бога и создает идола, и это ограничение отражается на мiровоззрении человека, на его видении ближних...

    Бог Израиля не до конца открывал Себя людям и не был познаваем людьми в полной мере. Но все изменилось с воплощением Слова Божия – Господа нашего Иисуса Христа, и это стало величайшим событием в истории и огромным шагом вперед для человечества. Но вот проходит шесть веков, и появляется Мухаммед, который (в некотором смысле) поворачивает ход истории вспять отрицанием воплощения Сына Божия и Его спасительного служения. По сути, Мухаммед вернул своих последователей обратно под власть закона и лишил их знания истины о Боге, явленной в единородном Сыне Божием и Святом Духе...

    Всё подчиняется судьбе, причем до такой степени, что дела, воспринимаемые нами как результат нашей свободной воли, на самом же деле были прописаны за нас. Согласно исламу, человечеству дана иллюзия, что оно имеет свободную волю, хотя на самом деле никакой свободной воли нет. Поэтому любое суждение о любви и милости такого Бога можно считать малозначительным и даже игнорировать... Поскольку в исламе не существует учения о Боге, обитающем в Своем творении через Святого Духа, познать Бога в этой религии невозможно...

    Принимая во внимание огромное число мест из священных текстов ислама, одобряющих насилие против немусульман, а также историческую реальность, показывающую, что ислам с самого начала использовал силу и террор для своего распространения, я не знаю, какой может быть другой вывод, кроме одного: да, это норма для ислама, а не исключение. Скажу даже больше: чтобы лучше понять ислам, на него следует смотреть не совсем как на религию, а больше как на политическое движение, находящееся под сильным воздействием языческой и бедуинской культуры эпохи Мухаммеда с легкой примесью иудео-христианских оттенков, чтобы дать ему легитимность в арабском мiре...»

    Тем не менее этот бывший мусульманин говорит примерно то же, что и протопресвитер Михаил Помазанский, что ислам ему помог уверовать в Истинного Бога:

    «... – Были ли положительные стороны вашей жизни в исламе?

    – Да, твердо верю, что ислам дал мне направление в жизни, в котором я так нуждался. Он дает это направление многим людям и сегодня. Вряд ли кто-то будет спорить, что это плохо, если ваша жизнь строится вокруг веры в единого Бога, вокруг молитвы, поста и дел милосердия. Особенно если сравнивать эту жизнь с альтернативой, которую предлагает нам окружающий мiр, – жизнь без какого-либо знания о Боге и без высокой нравственности».
    http://www.pravoslavie.ru/90910.html

    Про малую успешность христианского миссионерства среди мусульман в дореволюционной России уже сказано выше. В наше время РПЦ МП вообще не ведет такую деятельность. Вопреки этому отец Даниил Сысоев надеялся: «Не надо думать, что это невозможно. Дело в том, что в Священном Писании есть прямые предсказания о том, что некогда мусульмане придут к Богу. В 71 псалме 10 стихе сказано, что Христу принесут цари Аравии и Савы дары. Это как раз самый центр исламского мiра. Поэтому в надежде на это спасение мы должны молиться об их обращении, молиться о том, чтобы Господь разрушил этот исламский порядок, потому что он не дает людям принимать другую веру, потому что человек в исламе сейчас, в исламской стране, если он сейчас обращается – его немедленно убивают. И будем не только об этом молиться, но будем еще и нести слово Божие мусульманам, чтобы они стали нашими братьями. Потому что среди них хороших людей, я опять-таки повторяю, очень большое количество».

    Заметим, однако, что псалом 71 – это не пророчество, а молитва об идеальном царе (Соломоне) в видении ее автора. Так что «цари Аравии и Савы принесут дары» ему (с маленькой буквы), и, возможно, уже приносили до появления там мусульманства. В любом случае успехи миссионерства среди мусульман в истории Церкви были очень малы, гораздо меньше, чем среди язычников. И в нашу постхристианскую эпоху тем более. (Правда, иерей Николай Савченко из Лондона приводит современные оптимистичные данные об успехах миссии христианства в странах ислама. Трудно судить, какого христианства и насколько эти данные точны, ибо число гонений на христиан в тех же странах растет. Да и сам Запад все больше дехристианизуется, не являя собой пример христианства, а ислам по описанным выше причинам радикализируется.) Об этом свидетельствует и судьба о. Даниила Сысоева, убитого исламским фанатиком (или теми, кто стремится обострить русско-мусульманский конфликт в РФ?).

    Разумеется, это не отменяет миссионерского долга Церкви, даже если удается спасти отдельные души. Но при этом следует помнить, что мiр во зле лежит и оно будет лишь нарастать к концу истории, «Сын Человеческий пришед убо обрящет ли веру на земле» (Лк. 18:8), поэтому обратить все человечество к истине Христовой невозможно, тем более столь сильную, земную, социально-политическую и самодостаточную религию, как ислам, приверженцы которого составляют четверть населения земли. Таковым он, надо полагать, останется до конца истории. Вопрос в данной статье ставится лишь о том, какое место ислам занимает в противоборстве геополитических сил и как нам в земной истории надежно ориентироваться и правильно обороняться от всех сил зла, не помогая ему своими ошибочными действиями.

    Поэтому мне кажется уместным всего лишь призвать к геополитическому трезвомыслию, то есть не делать из мусульман врагов России и не облегчать эту задачу нашему действительному общему врагу – сатане и строителям сатанинского царства антихриста-мошиаха в планируемом ими "конфликте цивилизаций".

    Повторю из книги "Вождю Третьего Рима":

    «Иерусалим – духовный центр мiра, все важнейшие духовные события истории были и будут связаны с этим местом (смерть Адама, завет Бога с Авраамом, воплощение, крестные страдания и воскресение Мессии-Христа для открытия людям пути спасения к вечной жизни, воцарение и гибель антихриста). Сердце Иерусалима – Храмовая гора – сегодня символически отражает духовный смысл противостояния в мiре трех соперничающих ныне сил: должной православной цивилизации – которая берет свое начало в создании Христом Церкви в Иерусалиме; антихристианской сатанинской цивилизации (созданной иудаизмом и готовящейся к мiровому господству); мусульманской (созданной иудаизмом как восточный барьер и бич против христианства, но вышедшей из-под еврейского контроля и ныне тоже противящейся Новому мiровому порядку).

    Ветхозаветный иерусалимский Храм был подлинной святыней, связанной с Богородицей и Христом. Он был разрушен, поскольку иудеи отвергли Сына Божия и дом их "остался пуст". На этом месте мусульмане выстроили мечеть Омара, которая внешне препятствует восстановлению иудейского Храма – уже для грядущего антихриста; но эта же мечеть попирает более древние храмовые святыни Ветхозаветной и Новозаветной Церкви.

    В этом наглядное указание на единственную теоретическую возможность как решения палестинско-еврейского вопроса, так и мiрового противостояния указанных трех сил: мусульмане должны обрести верную религию – Православие, и иудеи должны, через возвращение к Ветхозаветной Церкви, – обрести Православие. Но мы знаем из Священного Писания и Предания, что этого не произойдет до воцарения антихриста, для которого и будет восстановлен Храм. И пока на его месте стоит мусульманская мечеть – это, по крайней мере, препятствует торжеству антихриста. (В этом образном примере можно видеть и отражение задачи российской внешней политики: не дать поссорить себя с мусульманским мiром, а использовать его как препятствие экспансии антихристианских сил.)...».

    Эта тема несколько лет назад у меня была затронута в статье: О "периодической системе народов" в драме истории. Ее цель: «при всем пестром разнообразии тысяч больших и малых народностей земли, наверное, можно распределить их места как бы в своеобразной "периодической системе" народов в зависимости от степени выполнения ими Божия Закона или же отхода от него на сторону сатаны. Ни одному народу невозможно уклониться того или иного места в этой единой для всех духовной системе, хотя это место может меняться в зависимости от поведения народа» (как, например, оно кардинально изменилось у евреев после отказа от Христа). В этой схеме высказано мнение и об исламе: он помещен ниже нулевой координаты относительно веры в истинного Бога, но вплотную к ней. Такая оценка места ислама в истории, если она верна, позволяет вместе с К.Н. Леонтьевым надеяться на то, что исламский мiр тоже способен оказать сопротивление антихристу, что во всяком случае мусульман можно удержать от присоединения к тем сатанинским полчищам Гога и Магога, которые в конце истории будут осаждать Стан святых и Град возлюбленный (Откр. 20).

    М.В. Назаров
    Май 2017 г.


    [1] В данной статье использованы сведения об исламе из работ дореволюционных православных богословов (Н.П. Остроумов, Н.Я. Ильин, Епископ Александр (Светлаков), Н.А. Бутми, Я.Д. Коблов, Ф.А. Смирнов, П.К. Жузе) и современных авторов, изданных М.Б. Смолиным в сборнике "Православные богословы об исламе" (М., 2006).

    ПС. Как всегда, буду очень признателен за указания на погрешности и за конструктивную критику.

    См. обсуждение на форуме:
    О месте ислама в истории
    Мусульманская опасность для России?

    Постоянный адрес данной страницы: http://rusidea.org/?a=6043

     

    Категория: История | Добавил: Elena17 (09.06.2017)
    Просмотров: 63 | Теги: Национальная безопасность, исламизм, михаил назаров | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 522

    ГАЛЕРЕЯ

    ПРАВОСЛАВНО-ДЕРЖАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

    БИБЛИОТЕКА

    ГЕРОИ НАШИХ ДНЕЙ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru