Русская Стратегия

      Цитата недели: "Восстановление потрясённой гегемонии Русского народа в Империи, его историческими усилиями созданной, составляет теперь жгучую потребность времени. Но для этого нужно прежде всего быть достойным высокой ответственной роли, нужно быть духовно сильным и хотеть своего права." (Л.А. Тихомиров)

Категории раздела

История [1175]
Русская Мысль [213]
Духовность и Культура [232]
Архив [632]
Курсы военного самообразования [37]

Поиск

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

СВОД. НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Статистика


Онлайн всего: 4
Гостей: 3
Пользователей: 1
Elena17

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    Профессор, генерал-лейтенант А. К. Баиов. Вклад России в победу союзников

    http://russianestonia.eu/images/f/fa/%D0%91%D0%B0%D0%B8%D0%BE%D0%B2_%D0%90%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B5%D0%B9_%D0%9A%D0%BE%D0%BD%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BD%D1%82%D0%B8%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87.jpg«Мы должны скорее признать настоящее правительство в России, так как русский народ пролил много крови для общего дела союзников». Так сказал недавно французский премьер-министр Эррио, беседуя с журналистами по поводу своей внешней политики».

    Конечно, было бы логичнее и умнее сказать, что: «Так как русский народ пролил много крови для общего дела союзников, особенно в интересах Французов, то нам, французам, не следует признавать тех, которые физически уничтожают и морально растлевают русский народ, стремясь к полному разрушению нашей благородной союзницы – Великой России».

    Однако в десятилетие начала Мировой войны все же приятно констатировать тот факт, что даже Франция Эррио признает те громадные жертвы, которые принесла Россия, честно выполняя свой долг перед союзниками.

    Впрочем, раз на этом признании великих жертв России базируется признание большевиков, то очевидно, что эти жертвы и, как следствие их, роль России в войне недостаточно осознаны, а признание громадности этих жертв и оценка указанной роли России не искренни.

    Нам приходится только утешаться, хотя это утешение слабое, что, кроме Франции Эррио, есть еще Франция Пуанкаре и Мильерана.

    Не лучше в этом отношении дело обстоит и у других наших союзников.

    Конечно, было бы наивно ждать правильной оценки вклада России в Великой войне на пользу Антанты от социалиста Макдональда, который возглавляет нынешнее правительство Англии, который за свои пораженческие речи во время войны был исключен из членов шотландского гольф-клуба, не желающего принять его и теперь, и который своей политикой, такой елейной, такой маниловской заставил своего Короля дружески пожимать кровавые руки убийц Высокого его Кузена.

    Здесь для нас нет даже утешения в том, что, кроме Англии Макдональда, есть еще Англия Лойд Джоржа или Англия Бальдвина, ибо они, извините за вульгарное выражение, в русском вопросе одним миром мазаны.

    То же можно сказать и относительно третьего из главных союзников наших в Великой войне – Италии, где Муссолини чуть ли не громогласно цинично заявляет, что ему и руководимой им Италии совершенно нет дела до того, что было сделано Великой Российской Империей и русским народом в интересах и на пользу союзников и, в частности, для спасения Италии, что, считаясь исключительно только с сегодняшними меркантильными интересами своего государства, он открыто и вполне сознательно готов работать вместе с шайкой интернационалистов для окончательного разрушения спасительницы Италии, и что, для более успешного результата этой работы, он признал названную шайку за правительство России, доставив вместе с тем, будучи монархистом, своему Королю сомнительное удовольствие пожимать руки и беседовать с убийцами благороднейшего из монархов.

    Даже в Сербии находятся группы политических деятелей, которые готовы забыть вековые заботы о их родине России, неисчислимыми жертвами которой совершилось объединение Сербского народа и маленькое Сербское Королевство обратилось в обширное соединенное Королевство Сербов-Хорватов и Словенцев.

    Нельзя не вспомнить также здесь и Чехию, министр иностранных дел которой Бенеш, забывая, что только благодаря Императорской России, разрушившей Империю Габсбургов, Чехия восстановила свою независимость и самостоятельность, недружелюбно относится к представителям национальной России, всеми мерами поддерживает тех, кто уготовил путь большевикам.

    Впрочем, говоря о Чехии и Бенеше, нельзя не вспомнить с чувством искренней признательности и громаднейшего уважения великого Славянина, мудрого и благородного Крамаржа и его сторонников, свято чтущих Великую Россию, верующих в ее возрождение и потому ненавидящих тех, кто этому возрождению мешает.

    Да будет и это нам в утешение!

    Итак, прошло всего десять лет со времени начала Великой Мировой войны и только немногим более пяти лет с ее окончания, как почти все наши «благородные» и «прекрасные» союзники, так много выигравшие от этой войны, совершенно забыли о России, о настоящей национальной России, которая 4 года являлась их боевым соратником, которая пролила за это время реки дорогой крови своих лучших сынов, которая, работая с союзниками и на них, заставила весь свой народ испытать в течение войны массу горя, пролить моря слез, перенести неизмеримое количество всякого рода затруднений, тягостей, нарушения нормального течения народной жизни во всех ее проявлениях, наконец, в буквальном смысле слова, пожертвовать собою для спасения союзников, о которых можно теперь сказать, что они удивляют мир своей неблагодарностью.

    Такую забывчивость и неблагодарность тех, кого в Великую войну мы были союзниками, можно объяснить тем, что они или искренне не сознают и не понимают всего того, что сделала для них национальная Россия, какова была ее роль в Мировой войне, чем они обязаны ей, или не хотят этого понимать, кривя душой для того, чтобы в настоящее время использовать для своего обогащения интернациональные элементы, распоряжающиеся тем, что еще недавно носило гордое и великое имя Россия, а в будущем избавиться от могущественного партнера на мировой сцене жизни, сильного своей духовной культурой, своими моральными и материальными безмерными богатствами, своей даровитостью и бесспорной талантливостью.

    Но разве одни только наши «союзники» теперь недооценивают все содеянное Россией в страшные годы Великой войны, когда она жертвенно и бескорыстно работала на пользу и в интересах своих великих и малых соратников?

    Разве правильно оценивают все это те антинациональные элементы, которые руководят и группируются около, с позволения сказать, русской газеты «Дни», которые за чечевичную похлебку за два места в Совнаркоме готовы подать руку ненавидимым русским народом большевикам и вместе с ними оптом и в розницу продолжать распродавать Россию.

    Это ведь они на страницах «Дней», забывая все сделанное русским народом и, в частности, русской армией в священные годы борьбы с врагами Славянства, утверждают, что не было смысла в этой борьбе, что «для России не существовало никаких серьезных причин, никакого даже повода для кровавого столкновения с кем бы то ни было» и что «историческая обстановка, при которой Россию бросили в войну, сделала поведение русских демократов и социалистов-оборонцев совершенно неуязвимым».

    Сколько здесь, помимо всего прочего, неуважения к жертвенной крови русской армии, сколько, так сказать, «недооценки» всего содеянного русским народом в его благородном порыве по призыву своего Верховного Вождя придти на спасение родственного Славянского народа; выполнить свои формальные и нравственные обязательства перед своими союзниками; наконец, защитить самого себя, свою веру, свою культуру, престол своих Царей, приведших Россию к величию, богатству и славе, страну своих предков, могилы своих дедов и отцов, свои домашние очаги, колыбели своих младенцев, от постоянных и злых врагов всего Славянства, от жестоких Тевтонов.

    Но и среди национально настроенных русских людей, горячо любящих Россию, свято чтущих деяния своих Царей и своих предков, с умилением, с душевным восторгом наблюдавших подвиги свой родной армии на полях битв беспримерной в истории Великой Мировой войны, далеко не всегда можно встретить полное осведомление о том, что сделала наша армия за четыре года последней Всеевропейской войны, а потому и правильную оценку всего этого сделанного.

    К тому же мы излишне скромны, особенно тогда, когда мы действуем вместе с «просвещенными» западными народами. И, отдавая должное их работе и ее результатам, мы преуменьшаем первую и умоляем вторую, когда дело касается нас.

    И от этого мы только проигрываем. Мы, вследствие этого, не только во всем отдаем, почти всегда несправедливо, первенство европейцам, но мы этим самым подрываем наш дух и энергию, лишаем себя необходимой уверенности, теряем настойчивость, чувствуем себя как бы приниженными, недооцениваем своих способностей, своих сил, и в результате легко пасуем перед грубым, и, простите за выражение, нахальным натиском.

    Не довольно ли? Не пора ли от самоуничижения, от излишней скромности нам перейти к правильной самооценке, конечно, без преувеличивания, без самохвальства, без вздорного чванства?

    И прежде всего в дни десятилетия начала Великой Мировой войны нам нужно оглянуться на то, что было в эту войну сделано нашей несравненной Императорской армией.

    Обращаясь к работе русской армии во время Мировой войны, прежде всего необходимо остановиться на вопросе, кем эта работа производилась, – другими словами, что представляла собой русская армия, составлявшая вместе с союзными войсками ту силу, которая боролась с центральными державами и примкнувшими к ним впоследствии Турцией и Болгарией.

    В мирное время, перед войной, в 1914 году армия наша имела численность в 1.300.000 чел. При мобилизации в июле 1914 года она развернулась в грозную силу общей численностью в 4.700.000 человек.

    Чтобы оценить значение этой цифры, достаточно указать, что Франция в это время выставила армию, силою около 2-х мил., Англия – 100.000 чел., Бельгия – 125.000 чел., Сербия и Черногория около – 800.000 чел. Таким образом, Россия с самого начала войны выставила армию, численность которой вдвое превосходила армии всех остальных союзников.

    В то же время Германия и Австрия с началом войны выставили вместе немногим более 3.000.000 чел.

    Впоследствии силы всех воюющих государств были значительно увеличены и к ним были прибавлены еще армии народов, присоединившихся к той или иной стороне, но все же соотношение между численностью русской и других союзных армий всегда оставалось, как 2 к 1. К этому нужно прибавить, что русские войска сражались не только в составе своих армий, но также, в виду недостатка сил союзников, и в составе их армий, как напр., во Франции и в Салониках.

    Но не одною численностью измеряется сила армии, она складывается еще из вооружения, всякого рода снабжения, боевой подготовки, т.е. обучения, и, наконец, наиболее важной составной части силы армии – ее моральной ценности, ее воспитания.

    Вооружение русской армии перед войной не уступало по своим качествам вооружению всех других европейских армий – она имела прекрасное ружье и отличную легкую полевую пушку.

    Правда, когда пришлось одновременно иметь под ружьем до 7.000.000 чел., то ружей своих не хватало и пришлось прибегнуть к приобретению их заграницей и к использованию – отобранных у противников.

    Нельзя не отметить, что наша армия начала войну, имея чрезвычайно незначительное количество так называемой полевой тяжелой артиллерии, важное значение которой выяснилось уже на опыте русско-японской войны... Но нужно сказать, что французская и английская армии вышли на войну, вовсе не имея такой артиллерии, и лишь самоотверженные действия русской армии летом 1915 года, в связи с широко развитой металлургической промышленностью Франции и Англии еще в мирное время, дали возможность им пополнить этот недостаток. Только одна германская армия в вопросе снабжения полевой тяжелой артиллерии была на высоте тогдашних требований.

    Наша армия начала боевые действия, имея недостаточный запас как ружейных, так и артиллерийских патронов. Это, прежде всего, объясняется тем, что рассчитывали на короткую войну и на экономный расход огнестрельных припасов. Ни тот, ни другой расчет не оправдались. Однако нужно отметить, что такая же ошибка была сделана и всеми остальными воющими армиями: все, не исключая и немцев, предполагали, что война будет продолжаться недолго и поэтому никто не имел достаточных запасов патронов. Этим, между прочим, в значительной степени объясняется и нерешительность как Марнского сражения, в сентябре 1914 г., так и последующих боев в течение всей остальной части этого года.

    Однако в последующее время положение союзников в этом отношении стало лучшим и это по тем же причинам, по которым, как было указано выше, стало лучше положение их и в вопросе относительно тяжелой артиллерии: союзники имели возможность пополнять свои запасы и развить их производство до грандиознейших размеров, лишь прикрываясь широкой спиной русской армии, изнемогавшей ради союзников в неравной борьбе в течение лета 1916 года.

    Часто слышатся и теперь еще упреки нашей армии, что она перед войной 1914 года имела мало аэропланов, но в действительности в этом отношении не было разницы между армиями, участвовавшими в войне, и русская армия, подобно другим, имела на каждый корпус один авиационный отряд, в составе 6 аппаратов.

    Было бы необоснованным бахвальством утверждать, что вооружение и боевое снаряжение нашей армии перед Великой войной было в полной мере на высоте требований, но мы уверенно заявляем, что в этом отношении русская армия мало чем отличалась от других армий, как наших союзников, так и наших противников.

    Наша армия перед всеевропейской войной была очень хорошо обучена и боевая подготовка ее стояла очень высоко, сделав большой шаг в этом отношении со времени японской войны, после которой занятия, как с солдатами, так и с офицерами велись очень интенсивно при учете всех требований, выдвинутых японской войной и совершенствуемых в предвидении возможных новых условий предстоящей вооруженной борьбы.

    Конечно, и в этой области были пробелы и даже крупные, но в известных пределах это явление неизбежно и, завися от природы вещей, в полной мере неустранимо. Такие пробелы, и притом значительные, были не только у нас, но и в других первоклассных армиях.

    По справедливости, однако, нужно отметить, что наши старшие начальники далеко не всегда были на высоте своего назначения и не всегда обладали необходимыми для ведения современной войны знаниями и дарованиями.

    Слишком сложны причины этого явления, чтобы здесь на них останавливаться, но все же нужно подчеркнуть, что это преимущественно зависело от малого развития у нас военной просвещенности, военной культуры, на что в свою очередь имело влияние в значительной степени отношение к армии общества и особенно так называемой интеллигенции, являвшейся истинной руководительницей этого общества. К армии в лице офицеров наше общество относилось в лучшем случае равнодушно, а обычно с недоброжелательством и даже враждебностью. Армию считали сборищем грубых бездельников и дармоедов, думающих только о кутежах и о своей карьере. Такое отношение к армии, конечно, не могло создать благоприятной обстановки для широкого развития военной культуры в стране.

    Лишь когда увидели, как эти бездельники массами гибли на полях сражений, защищая честь и достоинство своей родины, справедливость высоких идей человечества и безопасность тех, кто так отрицательно относился к ним, когда увидели, что с исчезновением национальной армии исчезла и сама Россия, лишь только тогда оценили этих бездельников. Но лучше поздно, чем никогда. И да послужит это уроком на будущие времена!

    Вряд ли стоит долго останавливаться на хорошо известных всем друзьям и недругам нашим моральных и духовных качествах нашей армии. Не преувеличивая, мы можем сказать, что в этом отношении мы с времен еще основателя регулярной нашей вооруженной силы Петра Великого не имели соперников. Многочисленные войны, веденные в различные времена, на разнообразных театрах войны в борьбе с различными противниками, воочию доказывают это.

    Эти высокие моральные качества всецело зависели от характера русского народа, от личных, индивидуальных свойств каждого сына его: глубокая религиозность, мужество, выносливость, способность переносить всякого рода лишения, врожденная сметливость, уменье подчиняться общим интересам в забвеньи своих собственных, неприхотливость, бодрость духа, способность быстро отрешиться от неприятных и тяжелых впечатлений, готовность к выручке, умение быстро найтись и примениться к обстановке, незлобливость – вот те драгоценные качества русского солдата, которые являлись основою моральных достоинств нашей армии. Любовь к родине, преданность своему Державному вождю, верность долгу и присяге, вера в своих начальников, сознательный и глубокий патриотизм, и притом общероссийский, а не местный, не губернский, который стал известен и мил нашему солдату только с тех пор, когда в армии широко развили свою растлевающую деятельность так называемые земский и городской союзы, – вот те источники, которые являлись побудительными причинами проявлять русскому солдату указанные высокие качества.

    Что же, – могут задать мне вопрос, – наш солдат царского времени не имел вовсе недостатков? На это я скажу, что: во 1-х, моя характеристика относится к массе и исключения, конечно, были (в семье не без урода), а во 2-х, наш народ, а потому и наши солдаты почти поголовно обладали одним крупным недостатком: они были невежественны и малокультурны.

    Но можем ли мы бросить камень за это в наш народ и в его сынов, наших солдат, если, как показал опыт последних лет, и более культурные слои нашего общества, не исключая и тех, кто находился в рядах армии, без такого руководительства твердой и карающей руки в значительной своей части забыли все высокие идеалы, потеряли различие между добром и злом, легко перескочили через все «нельзя», утратили такой регулятор своих поступков и своего поведения в вопросах чести и честности, как совесть, всецело прониклись материальным и нравственным анархизмом, не признающим никаких авторитетов, и удовлетворение своих собственных желаний, как бы они мелки и низменны ни были, поставили выше общих интересов, выше интересов своей Родины?

    Так или иначе, но мы смело повторяем, что русская армия в моральном отношении всегда стояла вне сравнений. Такой она была и перед войной 1914 г. И эти высокие ее качества с избытком покрывали те недочеты в материальной части, которые были отмечены выше.

    В общем, мы в полной уверенности в своей правоте можем утверждать, что Императорская русская армия, вступая в войну в 1914 году, имела недостатки не большие, чем и все другие армии, и обладала такими достоинствами, которых у этих армий не было.

    Естественно поэтому, что наша армия, к тому же вдвое более значительная по численности, чем остальные союзные армии вместе, должна была явиться крупным фактором в той величественной драме, которая была поставлена Роком на мировой сцене жизни в 1914 году.

    По справедливости, однако, нужно сказать, что все, в действительности сделанное русской армией в Мировую войну, далеко превзошло то, «на что рассчитывали и что она по общим заданиям должна была сделать».

    […]

    Политика Эррио, Макдональда и Муссолини, всецело пренебрегающая интересами национальной России и более, чем доброжелательно относящаяся к Триэсерии, властители которой контрабандой используют материальное и моральное достояние Императорской России, нагло, таким образом, введя в заблуждение человечество на пользу III Интернационала. […]

    Наша «передовая», «прогрессивная» интеллигенция, во главе которой стояли честолюбивые и мстительные до забвения интересов Родины Милюковы и Гучковы, к которым примкнули по неразумению и глупому чванству Родзянки, а также мнящие себя государственными людьми другие члены так называемого «прогрессивного блока» Государственной Думы, – эта интеллигенция хорошо понимала, что с окончательной нашей победой над вековечным врагом Славянства, достигнутой армией, во главе которой непосредственно стоял Царь, у нас утвердится так им ненавистный «Царизм», и что только одно наше военное поражение может устранить этот «царизм» и дать им возможность захватить власть в свои руки.

    Эти-то господа, пользуясь при их содействии широко распространенной уже раньше противоправительственной пропагандой на фронте и в тылу через посредство земского и городского союзов и военно-промышленного комитета, искусственно вызвали так названную ими «Великую, бескровную революцию», которая вскоре развалила и армию и все Государство.

    Конечно, при таких условиях предполагаемого общего наступления не могло быть, и напротив того, естественным последствием его могло быть только поражение. Но это поражение понесла уже не Императорская Русская армия.

    Лишенная того основания, на котором она была построена; того цемента, которым она была спаяна в одно могучее монолитное целое; тех идей и тех чувств, которыми она руководилась в течение более двухсотлетнего своего существования в своих деяниях на пользу своей Родины; того знамени, на котором все это было выражено эмблемами, содержащими понятия о вере, Царе и Отечестве – русская армия сначала растерялась, пришла в недоумение, затем опьянилась до потери сознания неумеренной дозой свободы, навязанной ей революцией, и, наконец, обезумевшая, разложилась и самоуничтожилась. С исчезновением Императорской Русской армии вскоре исчезла не только Императорская, но и вообще Россия.

    Пользуясь этим, наши прежние союзники, наши недавние боевые соратники стараются забыть, что достижением окончательной победы в Мировой войне они обязаны героическим деяниям русской национальной армии; что их нынешнее благополучие в значительной степени построено на священной крови русского солдата и русского офицера; что самим своим существованием в настоящем виде они обязаны жертвам русского народа.

    Но можем ли мы забыть это?

    Забывая о своем долге перед Россией, русским народом и русской армией, члены большой и малой Антант один перед другим, стараясь не опоздать и пренебрегая всеми нравственными стимулами, торопятся предложить свое признание врагам неоднократно спасавшей их национальной России.

    Но можем ли мы простить это?

    Чтобы, совершив это злое дело, впоследствии не быть перед кем-либо ответственным за него, спасенные и возрожденные нами народы стремятся вместе с III Интернационалом, этим истинным распорядителем судеб того, что некогда носило священное для нас имя России, окончательно уничтожить все остатки национальной России, всех и все то, что может способствовать воссозданию великой нашей Родины.

    Но можем ли мы мириться с этим?

    Конечно нет, нет и нет!

    Мы не можем забыть, что в Мировой войне погибло до 5 млн наших отцов, братьев и сынов. Мы не можем простить черной неблагодарности наших друзей и союзников. Мы не можем мириться с заколачиванием осинового кола на могиле нашей Родины.

    Вместе с тем, мы горячо верим, что воскреснет безмерно любимая нами Россия, что мы дождемся возрождения национальной русской армии с ее возвышенными священными традициями, ее беззаветной храбростью и бесконечной самоотверженностью; и мы убеждены, что восстановленная национальная Россия захочет и сможет потребовать с ответу блудных сынов своих и всех тех, за кого так обильно во время Мировой войны лилась русская кровь и кто теперь забыл об этом и коварно изменил нам. И верим мы – справедливо рассудит она всех, восстановив ту высшую правду, которая исчезла в мире с исчезновением Императорской России.

    «Мне отмщение и аз воздам».

    Категория: История | Добавил: Elena17 (25.08.2016)
    Просмотров: 94 | Теги: россия без большевизма, Первая мировая война | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Наш опрос

    Нужно ли в России официально осудить преступления коммунистической власти и запретить её идеологию?
    Всего ответов: 362

    ГАЛЕРЕЯ

    ПРАВОСЛАВНО-ДЕРЖАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

    БИБЛИОТЕКА

    ГЕРОИ НАШИХ ДНЕЙ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru