Русская Стратегия

      Цитата недели: "Мы переживаем тяжкое, болезненное время, когда чувство любви к Отечеству подрывается множеством деморализующих влияний. Мучительно это время бесконечных бедствий, нас охвативших... Но можно сказать - что ничто не потеряно у людей, если они сберегут чувство любви к Отечеству. Всё можно исправить и воскресить, если у нас сохраняется любовь к Отечеству. Но всё погибло, если мы допустим ей рухнуть в сердце нашем." (Л.А. Тихомиров)

Категории раздела

История [765]
Русская Мысль [145]
Духовность и Культура [139]
Архив [413]
Курсы военного самообразования [17]

Поиск

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

СВОД. НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Статистика


Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    Волынь (3)

    Война и этнические чистки

    22 июня 1941 года Волынь оказалась на острие немецкого удара. В первую неделю Великой Отечественной войны развернулось грандиозное танковое сражение между Луцком, Бродами и Ровно, закончившееся тяжелым поражением советских войск. Волынская и Ровенская области были полностью заняты немцами уже к началу июля. Рейхскоммисар Эрих Кох, полный хозяин оккупированных территорий, разместил свою резиденцию в Ровно. Это вызвало повышенное сосредоточение немецких войск и полиции на Волыни, а также особенно жесткий режим надзора за местным населением.

    На оккупированной территории установился гитлеровский «новый порядок». Но в отличие от «старых» земель СССР (в границах 1939 года) новоприсоединенные регионы, включая Волынь, отличались своими этническими и социальными особенностями, что отразилось на ходе всех событий в военный и послевоенный период в этих краях. В отличие от Галиции и Прибалтики, где немецкие захватчики встретили довольно массовую поддержку населения, Волынь была несравненно более просоветской. Но этнические противоречия привели к тому, что на Волыни была не только война с немецкими оккупантами, но одновременно и несколько местных гражданских войн.

    На Волыни действовали советские партизаны. 20 -летний бывший батрак Николай Струтинский создал партизанский отряд из членов своей семьи, друзей и знакомых в полсотню человек и начал действовать в волынских лесах против немцев и самостийников. Летом 1942 году на Волынь был заброшен отряд «Победители» под командованием Дмитрия Медведева. Объединившись с отрядом Струтинского и установив связь с городским подпольем в Ровно, Луцке, Здолбунове и других городах, «Победители» развернули очень эффективную диверсионно-партизанскую деятельность. Партизаны повели более 120 боевых акций, уничтожив свыше 2 тысяч немцев. Легендарный разведчик Николай Кузнецов, переброшенный вместе с группой Медведева, действовавший под видом немецкого офицера, лично застрелил нескольких видных нацистов, а также сообщил в центр о готовящемся покушению на «Большую Тройку» в Тегеране.

    Осенью 1942 года по Правобережной Украине прошел рейд партизанского соединения А. Н. Сабурова. В конце 1942 года северную часть Волыни прошли партизанские части С. А. Ковпака. В декабре 1942 года ковпаковцы парализовали железнодорожный узел Сарны. Летом 1943 годы был создан оперативно-разведывательный центр во главе А.П. Бринским, действовавший в районе городов Ковель и Каменец-Подольский.

    Но вместе с тем самостоятельно возникли и другие партизанские группы, устанавливавшие свой контроль над определенными территориями и вступавшие в боевые действия со всеми, кто был другой национальности и придерживался другой политической ориентации. Советская власть не успела провести мобилизацию волынцев, так что многие крестьянские парни предпочли укрыться в лесах, чтобы не быть угнанными на работы в Германию. «Идейными» борцами им предстояло стать позднее, причем «идеи» эти понадобились потом, когда надо было найти оправдание своим действиям. Уже осенью 1941 года воспользовавшись тем, что южнее Припяти никаких активных действий в начале войны не велось, некий Тарас Боровец, действовавший под кличкой «Бульба», попытался на временно ничейном куске украинской земли основать «Новую Украину». Набранные Бульбой-Боровцом небольшие группы дезертиров (называющие себя «Полесской Сечью»), заняли оставленный Красной армией без боя городок Олевск и провозгласили свою самостийную республику. Немцы, у которых и так в разгар войны хватало забот, зато не хватало солдат, что бы контролировать всю оккупированную территорию, 8 августа 1941 года дали Боровцу разрешение на формирование полка в одну тысячу штыков. «Бульбовцы» оказали немцам помощь в захвате и зачистке Ровенской области от рассеявшихся в лесах красноармейцев, а также участвовали в убийствах сторонников Советской власти и ликвидации евреев в Сарнах, Олевске и Дубровицах. В октябре 1941 года у «волынских» появилось новое название - «Украинская повстанческая армия - Полесская Сечь» (УПА-ПС). Однако просуществовала она недолго и вскоре была разоружена немецкими войсками, а её бойцы разбрелись по хатам. Впрочем, уже весной 1942 года бульбовцы вновь сбились в стаю и захватили бесхозные территории Волыни и Житомирщины. Немецкие военные оценивали УПА-ПС на сентябрь 1943 года в 350 чел.[36]

    Появились на Волыни и группировки ОУН (организации украинских националистов), причем сразу обеих фракций - и мельниковцы (с которыми Боровец заключил союз) и бандеровцы. Результатом была война между мельниковцами и бандеровцами, которые, впрочем, иногда объединялись для борьбы с советскими партизанами.

    Собранная немцами из местных жителей вспомогательная украинская полиция активно участвовала в «окончательном решении еврейского вопроса» на Волыни.

    Появились волынские польские партизанские группы, считающие себя частями Армии Крайовой. Впрочем, как и повсюду, в основном аковцы «стояли с оружием у ноги».

    Таким образом, в 1941-43 гг. на Волыни действовали сразу несколько воюющих сторон: немецкая оккупационная армия и подчиненная им украинская вспомогательная полиция, советские партизаны, «полесская сечь», ОУН-мельниковцы, ОУН-бандеровцы, Армия Крайова. Впрочем, реально действующих сил было еще больше, поскольку многие отряды «бульбовцев» и мельниковцев представляли из себя совершенно независимые группы, чисто формально признавая над собой командование своих атаманов и поэтому их сложно считать структурами «Полесской Сечи» или ОУН. И все они воевали друг с другом. В общем, Волынь напоминала восточную Украину в 1918-1919 гг., когда в каждом уезде был свой «батька»-атаман, и действовали никому неподконтрольные банды.

    Осенью 1942 года ОУН-бандеровцы сумели разгромить и уничтожить ОУН-мельниковцев. Одновременно им удалось перетянуть на свою сторону многие независимые бандгруппы в лесах, в том числе и многих бульбовцев. Осенью 1942 года ОУН объявили о создании некоей Украинской Повстанческой армии (УПА). В исторической литературе эта УПА часто называется ОУН-УПА, что бы подчеркнуть идеологическое и политическое руководство ОУН фракции Бандеры. Впоследствии датой создания УПА стало считаться дата 14 октября 1942 года. Собственно, об этом числе только несколько лет спустя после войны объявили украинские эмигранты, указывая на дату праздника Покрова Богородицы, всегда чтимый на Украине. Историк А. Волк отмечает, что деятельность первых повстанческих подразделений и сотен, подконтрольных ОУН, относится к февралю-марту 1943 года. Вскоре бандеровцы начали насильственную мобилизацию в свои ряды местных украинцев, причем родственники мобилизованных рассматривались как заложники. Ряды УПА стали быстро расти за счет притока бывших украинских полицейских, которые как бы «дезертировали» целыми частями из вспомогательной полиции оккупационного режима. Например, 20 марта в лес ушёл Хозяйственный батальон из Луцкой полицейской школы общей численностью в 320 человек[37]. Разумеется, поверить в то, что немцы не увидели ухода сразу пяти тысяч полицейских, уже успевших показать себя при уничтожении евреев, могут только современные украинские историки. Могло быть дезертирство отдельных полицаев, на худой конец, целого взвода, но немцы немедленно пресекли бы все попытки дезертирства любого крупного подразделения, и при этом спокойно ликвидировали всех недостаточно верных им унтерменшей. Немецкие правила предусматривали убийство всей семьи украинского полицая, дезертировавшего со службы, и уничтожение всей деревни украинского полицая, дезертировавшего с оружием в руках. Таким образом, просто «уйти в леса», оставив всю семью и родную деревню под немецким контролем, украинским полицаям было затруднительно.

    Насчет того, воевали ли бандеровцы против немцев, ответ дали сами немецкие историки. В архивах Германии нет документальных свидетельств о боевых операциях отрядов ОУН-УПА против подразделений гитлеровской армии. Однако у немецких историков есть приблизительные сведения о нескольких нападениях украинских националистов на тыловые склады. Об этом говорится в письмах ряда немецких научных учреждений, располагающих обширными архивами документов времен Второй мировой войны, присланных в ответ на запрос председателя Союза советских офицеров Крыма Сергея Никулина[38]. Как видим, мародерством в тыловой полосе бандеровцы, как, впрочем, и другие бандгруппы самостийников, действительно занимались, но считать это «вооруженным сопротивлением», мягко говоря, невозможно.

    Вслед за странным уходом украинцев немцы мобилизовали новую полицию преимущественно из поляков, кроме того, на Волынь был переброшен польский батальон вспомогательной полиции («шуцманов»). К тому же весной 1943 года немецкие органы очень своевременно разоблачили «Катынское преступление», что привело к разрыву отношений между СССР и эмигрантским правительством Польши в Лондоне. Так что в таких условиях советские партизаны могли смотреть на волынских поляков как на врагов. Зато на территории собственно Польши (в т.н. «генерал-губернаторстве») немецкие власти активно привлекали украинцев. Еще в 1941 году на территории Закерзонья действовало 929 украинских школ и 2 украинские гимназии[39]. Подготовка к межславянской резне шла полным ходом. Понятно, что в условиях развертывающегося советского партизанского движения на Волыни оккупационные власти с удовольствием стравили между собой две одинаково для них чуждые расово-неполноценные группы населения. При этом масса крестьян, как украинских, так и польских, которые потенциально могли присоединиться к «красным», теперь уничтожали друг друга, а заодно и «красных». Самым главным же было то, что приняв участие в массовых убийствах поляков, которые считались, так же как и западные украинцы, гражданами СССР, участники этих событий, в большинстве своем крестьянская беднота, то есть социально близкие, по советской терминологии, к советской системе, были повязаны кровью. Для них после расправ над такими же крестьянами (помещики и осадники, то есть главные эксплуататоры волынского крестьянства, были депортированы еще в 1939-40 гг) теперь оставалась одна дорога - в лагерь к бандеровцам. Так на Волыни появились «национально-сознательные украинцы» с оружием в руках.

    На руку бандеровцам летом 1943 года играло и то обстоятельство, что крупные советские партизанские отряды Сабурова, Федорова и Ковпака были отведены в начале зимы 1942-1943 гг. на белорусское Полесье и зимовали в основном в белорусских лесах. Отряд Медведева в основном должен был обеспечивать разведывательную деятельность Н. Кузнецова. А польские части АК на Волыни существовали только в передачах лондонского радио. Поскольку некоторые волынские поляки начали вступать в ряды советских партизан, Делегатура (командование АК на Волыни) выступила с воззванием, в котором объявило, что сотрудничество с русскими является таким же преступлением, как сотрудничество с немцами[40].

    Уже скоро после создания УПА начала истреблять польские деревни. Хотя большинство волынских поляков были потомками принявших католичество малороссов, именно они должны были уничтожены во имя украинской идеи. Впрочем, в ответ следовали кровавые акции возмездия со стороны поляков. Своего пика взаимная резня достигла летом 1943 года. 11 июля этого года считается датой начала «Волынской резни», поскольку УПА атаковала сразу 167 польских деревень. Отряды бандеровцев окружали и методично уничтожали польские деревни и хутора, поголовно вырезая население ножами, топорами и косами. Общее количество погибших польских крестьян историки оценивают между 30 тысячами до 100 тысяч человек. В ответ на это отряды АК также начали совершать налеты на украинские деревни, истребив несколько тысяч украинцев.

    Советские партизаны пытались защитить местных жителей, независимо от национальности. Заместитель Ковпака, а затем - командир прославленной Первой партизанской дивизии Петр Вершигора писал о буднях советских партизан лета 1943 года: «Один раз мы спасаем польскую деревушку от украинских националистов, другой - украинскую от польских полицаев... Одно только типично для тех и других: ни разу ни те, ни другие не оказали нам вооруженного сопротивления. Как шакалы по следам крупного зверя, так и эта мразь ходила по кровавым тропам немецкого фашизма и делала свое шакалье дело. И, подобно шакалам, бежала при первом чувствительном ударе палкой по хребту. А затем снова нападала из-за угла».[41]

    Многие поляки, видя, что только советские партизаны защищают их, вступили в их ряды. Кроме того, возникли и чисто польские партизанские отряды просоветской ориентации. Уже в августе 1943 года их было четыре[42].

    Но зато украинское население, ограбившее своих польских соседей, и нередко также ими ограбленное, теперь не симпатизировало советским партизанам. Не случайно комиссар партизанского отряда С.А. Ковпака Семён Руднев во время прохождения по территории Волыни 22 июня 1943 года записал в дневнике такую фразу: «Все сёла заражены национализмом»[43].

    В целом Волынь была основательно «зачищена» от польского (как ранее - от еврейского) населения. В отчете Службы Безопасности ОУН (Б) района Млынив Ровенской области казенным бюрократическим языком было отмечено: «За отчетный период было ликвидировано 17 польских семей (58 человек)...Местность в целом очищена. Ляхов чистокровных нет. Дело смешанных семей рассматривается»[44].

    Какие же были последствия этой кровавой вакханалии? По мнению современного исследователя Ю. Шевцова, «Главный итог резни поляков на Волыни и Полесье в 1943 г. - это формирование непримиримой, неспособной к примирению с Советским Союзом критической массы украинского националистического движения фашистского толка. Этой критической массы хватило для того, чтобы сдержать действия советских партизан в критический для немцев на восточном фронте момент и обеспечить немцам более менее устойчивые транспортные коммуникации между Германией и фронтом»[45].

    В самом деле, летом 1943 года партизаны на оккупированных территориях СССР проводили операцию «Рельсовая война». Но через Волынь немецкие воинские эшелоны шли на Курскую дугу без всяких проблем. Приходится признать, что Волынская резня оказалась одной из наиболее эффективных операций германских спецслужб во время Второй мировой войны.

    Польская «Буря» на Волыни и конец волынской «Полонии»

    Поздней осенью 1943 года Красная армия вплотную приблизилась к довоенным границам Польши. Это обстоятельство напугало не только немецкое руководство, но и эмигрантское «правительство» Польши в Лондоне. В течение октября 1943 года лондонским «правительством» были разработаны директивы операции с красивым названием «Буря» (Burza). Предусматривалось поднять восстание и занять территорию Польши в границах 1939 года перед тем, как ее займет Красная армия. На польских лидеров магнетически действовал опыт 1918 года, когда поляки, как они считали, смогли обхитрить и немцев, и москалей, и западные демократии. «Буря» весной и летом 1944 года ознаменовалась партизанскими действиями на Волыни, восстаниями в Вильне, Львове и Варшаве. Все эти восстания отличались мужеством и храбростью повстанцев и феноменальной бездарностью проведения операции.

    Зимой 1944 года Красная армия освободила Луцк, Ровно, и некоторые другие города Волыни. После этого фронт стабилизировался вплоть до июля 1944 года, до проведения Львовско-Сандомирской операции.

    Затишье на фронте старались использовать в своих интересах польские эмигрантские круги. В январе-марте 1944 года Армия Крайова сформировала 27-ю пехотную дивизию (Волынскую), численностью в 6 558 человек. Следует заметить, что желая произвести впечатление и на врагов, и на друзей, поляки называли свои отряды по номерам и названиям армейских частей довоенной польской армии. Именно этим объясняется наличие в Армии Крайовой «полков», «бригад» и «дивизий» с длинными порядковыми номерами, которые в реальности могли насчитывать несколько десятков невооруженных бойцов. Также необходимо учитывать, что точная численность для подпольных организаций всегда условна. Так что рассуждение о сотнях тысяч бойцов подпольных организаций в оккупированной Польше, которые за 1939-44 гг. убили целых одну тысячу немцев, являются патриотическим преувеличением. 27-ая Волынская дивизия АК, впрочем, была действительно боевой частью, сражавшейся с УПА, ведь она возникла на базе польских отрядов самообороны. Эта «дивизия» была единственным реально сражавшимся подразделением АК.

    В конце марта командир дивизии Ян Войцех Киверский встретился с советским генералом Сергеевым и договорился о взаимодействии своей дивизии с частями Красной Армии, В оперативных вопросах 27 я Волынская дивизия АК переходила в распоряжение советского командования, но пользовалась определенной свободой действий. В марте-апреля АК пыталась начать самостоятельные боевые действия против немцев и взять Владимир-Волынский и Ковель. Но сидевшее в Лондоне командование АК не рассчитало, что эти города укреплены, и к тому же в ожидании удара Красной армии на Волынь прибыли свежие подкрепления вермахта. В результате поляки были быстро разгромлены, понеся большие потери. На помощь полякам прибыли части 13-й кавалерийской дивизии Красной армии. 18 апреля 1944 года «дивизия» вместе с советскими частями попала в окружение, а затем прорвалась в Полесье и с боями перешла на западный берег Буга, потеряв большую часть своего личного состава. На этом закончилась «Буря» на Волыни. Впрочем, последствиями «Бури» на Волыни стало подозрительное отношение не только политического руководства СССР, но и советского военного командования с совместным военным операциям с поляками. Все это непосредственно отразилось в период польских восстаний в Вильне, Львове и Варшаве.

    Несколько позднее, 3 августа 1944 года на переговорах в Москве премьер-министр эмигрантского правительства С.Миколайчик гордо заявил, что «поляки создали в Польше подпольную армию», Сталин резонно заметил: «Борьбы с немцами она не ведет. Отряды этой армии скрываются в лесах. Когда спрашивают представителей этих отрядов, почему они не ведут борьбы против немцев, они отвечают, что это не так легко, так как если они убивают одного немца, то немцы за это убивают десять поляков... наши войска встретили под Ковелем две дивизии этой армии, но когда наши войска подошли к ним, оказалось, что они не могут драться с немцами, так как у них нет вооружения... отряды польской подпольной армии не дерутся против немцев, ибо их тактика состоит в том, чтобы беречь себя и затем объявиться, когда в Польшу придут англичане или русские»[46].

    Волынь была освобождена летом 1944 года. Вскоре Волынская и Ровенская области были окончательно украинизированы. Польское население стремительно таяло. Из-за действий бандеровцев поляки в массовом порядке бежали из сёл. Они сосредотачивались в райцентрах, городах или больших лагерях в лесах, где их охраняли либо польские коллаборационисты, либо польские партизаны из АК. Десятки тысяч поляков с Волыни, а позже и из Галиции бежало на территорию оккупированной немцами Польши[47]. Но назад на Волынь они не вернулись. Советская военная администрация в Польше и новое просоветское правительство в этой стране вежливо объявили волынским полякам, оказавшихся на территории собственно Польши, что им надлежит остаться на своей «исторической Родине». В скором времени добровольно-принудительно выехали с Волыни и остальные поляки.

    Уже с конца 1944 года началась репатриация поляков на территорию собственно Польши, а также на земли, отошедшие к Польше от Германии. Польское население почти полностью исчезло. Так пришел конец волынской «Полонии» (как традиционно называют польские этнические общины за пределами собственно Польши).

    Также за время войны почти исчезло некогда многочисленное еврейское население, уничтоженное нацистами и бандеровцами.

    Резко сократилось чешское население. С 1944-45 гг. чехов стали призывать в армию, но не все попали в красную армию. Согласно призывным протоколам, почти 12 тыс. чехов из Волыни вступили в 1-й Чехословацкий армейский корпус в СССР. 1480 волынских чехов погибли, умерли от ран или пропали без вести. Почти 650 человек чешской национальности отдали жизнь, воюя в Войске Польском, советских партизанах и польской Армии Крайовой. В июле 1946 года Сталин по личной просьбе президента Чехословакии Эдварда Бенеша подписал договор о репатриации волынских чехов на историческую Родину. Первый транспорт из Дубно выехал 30 января 1947 года, а операция возвращения чехов на родину продолжалась 109 дней. Переселились более 33 тыс. человек. Правда, некоторые чехи отказались выезжать. Но ассимиляция и смешанные браки еще более сократились численность чехов Волыни. После провозглашения независимости Украины в 1991-93 гг. еще почти 2 тысячи чехов уехали в Чехию. В 2001 году на Волыни проживали 2 тысячи чехов. Но после «майдана» 2013-14 гг. и начавшейся гражданской войны последние волынские чехи покидают Волынь.

    Волынь советская и постсоветская

    Восточнославянское население Волыни, впрочем, осталось на своей Родине. Более того, численность украинцев даже возросла, поскольку прибыли украинцы из Закерзонья, в основном из Холмщины.

    В целом, в конце 1944 года освобожденная Волынь еще не стала полностью «своей». В тылу Красной армии действовали бандформирования, которые обычно называли словом «бандеровцы». Это было не вполне справедливо, поскольку среди бойцов антисоветских формирований были бульбовцы, мельниковцы, различные идейно немотивированные бандиты, и только некоторые бандгруппы из ОУН-УПА. Ряды бандфорирований стали расти после того, как в леса устремились уклонисты, не желавшие вступать в ряды Красной армии. С ними поступали соответственно с законами военного времени.

    Еще в ходе боев за освобождении Волыни в тылу Красной армии развернулась деятельность украинских самостийников. Только с января по февраль 1944 в Ровенской области было зарегистрировано 154 нападения на подразделения и отдельных военнослужащих Красной Армии, в результате чего было убито 439 советских военнослужащих. В феврале 1944 года в результате нападения диверсионной группы ОУН неподалеку от Ровно был смертельно ранен выдающийся советский военачальник генерал армии Н.Ф. Ватутин.

    УПА уже тогда пыталась объявить себя также антинемецкой группировкой. В наши дни украинские историки вовсю трубят о том, что бандеровцы сражались против Сталина, и против Гитлера. Сами немцы, впрочем, и не знали, что бандеровцы, оказывается, «воюют» с ними, да еще за самостийную Украину. Так, 23 мая 1944 года немцы раскидали с самолёта листовку в тылу 1-го Украинского фронта, в которой называли УПА армией, «борющейся против сталинской власти, за народную власть без большевиков, помещиков и капиталистов»[48]. Таким образом, бандеровцы были действовавшей в тылу вражеской группировкой.

    Главной задачей восстановленной советской власти стала ликвидация украинского националистического подполья. На Волыни, где действительно было много лиц, запятнавших себя участием в уничтожении евреев и резне поляков, борьба предстояла нешуточная. Достаточно сказать, что в Волынской области в 1945-46 гг. было размещено 3 400 бойцов внутренних войск, в Ровенской - 3 100[49]. Работали «вевешники» весьма эффективно, и бандеровщина на Волыни была ликвидирована довольно быстро. Под влиянием поражений внутри бандеровского движения начались внутренние разборки. Руководить СБ (службы безопасности) ОУН(Б) на Волыни М. Козак в течении января-сентября 1945 года рассмотрел дела 938 боевиков, и по обвинению в измене ликвидировал 889 человек из их числа[50]. Интересно, что непосредственно в боях с советскими внутренними войсками и частями министерства госбезопасности (МГБ) к лету 1945 года в Волынской области были убиты 186 боевиков, в Ровенской - 1 604. В целом, в отличие от Галичины, бандеровское движение было подавлено к 1946 году, хотя отдельные бандгруппы действовали еще до конца 40-х годов.

    Но борьба была все же серьезная, трудная и кровавая. Бандеровцы не рисковали вступать в бои с армейскими частями и спецгруппами МГБ. В основном они занимались диверсионно-террористической деятельностью. В Ровенской области сожжено и уничтожено 50 школ, поголовно уничтожались члены семей красноармейцев и сторонников советской власти. В двух волынских областях от рук бандеровцев погибли 7,5 тысяч человек, большинстве своем мирных жителей, а также бойцов истребительных батальонов, сотрудников НКВД-МГБ, военнослужащих, а также сдавшихся по амнистии бывших боевиков ОУН.

    После разгрома бандеровщины начались мирные будни края, ставшего чисто украинским и по официальным анкетам и по самоощущению своих жителей. Поскольку все местные малороссы были объявлены украинцами, то советская власть закончила украинизацию. Свыше 90 % жителей Волынской и Ровенской областей согласно переписям, называли себя украинцами. В школах образование шло в основном на украинской мове, так что именно местный вариант мовы стал языком общения. При этом Волынская и Ровенская области оставались преимущественно аграрными, самыми крупными промышленными предприятиями были азотно-туковые предприятия, сахарные заводы, деревообрабатывающие предприятия и переработка сельскохозяйственной продукции. Главная энергетическая мощность региона - Ровенская АЭС. Каких-то огромных «великих строек» здесь не было, соответственно, не было и массового притока новых переселенцев. В результате украинский язык даже в городах имел сильные позиции. Урбанизация обеих областей исторической Волыни была слабой. Самым крупными городами были Луцк (с 200 тысячами жителей), Ровно (240 тысяч), Ковель (60 тысяч). Остальные города имели меньше 50 тысяч жителей. В целом сельское население составляет половину всех жителей. Зато Волынь отличалась высоким естественным приростом. Население выросло за советские времена, превзойдя довоенную численность. Даже в первые годы независимости Украины на Волыни продолжался рост населения. И лишь с середины 90-х гг. Волынь стала вымирать вместе со всей Украиной.

    Но почти полностью украиномовная Волынь сохраняет верность православию. Большинство верующих относятся к церкви Московского патриархата. Автокефальщики, а также расплодившиеся за годы «незалежности» сектанты вместе взятые составляют около трети верующих. Волынцы остаются лояльными украинской государственности. На выборах волынцы голосовали за самостийнические партии. В период военных действий на Донбассе во время «Русской весны» Новороссии уроженцы Волынской и Ровенской областей в отличие от национально-свидомых галичан, не говоря уже о русскоязычных неонацистах из Киева или Днепропетровска, воевали весьма стойко. Но это объясняется, впрочем, традиционной крестьянской лояльности к власти.

    Так чем же является Волынь сегодня и в обозримом будущем? Может ли она вновь стать частью Русского мира, вспомнят ли волынцы, что они часть Союза Русского народа? Или же украинство окончательно и бесповоротно овладело помыслами жителей исконного русского края? Хочется верить, что Волынь была и останется Волынской Русью. Конечно, рерусификация не произойдет быстро и просто. Перестрелять всяких бандеровцев было лишь вопросом техники, а вот вернуть русское самосознание - это задача для целых поколений. Но край, который целое тысячелетие был русским, должен русским и остаться.

     

    [1]   Андрияшев А. М. Очерк истории Волынской земли. Киев, 1887,  С.23

    [2] Тихомиров М. Н. Древнерусские города. М, Государственное издательство политической литературы 1956, с. 317-318

    [3] Там же, с. 320

    [4] Батюшков П. Н. Волынь. Исторические судьбы Юго-Западного края. СПб, Общественная польза, 1888,, с. 26

    [5] Андрияшев А. М. Очерк истории Волынской земли. Киев, 1887,  С.197.

    [6] Тихомиров М. Н. Древнерусские города. М, 1956, с. 320

    [7] Нудьга Г. А. Література XI-XIII ст. Торжество історичної справедливості, Львів, 1968, с. 63.

    [8]  Батюшков П. Н. Волынь. Исторические судьбы Юго-Западного края. СПб, Общественная польза, 1888,, с. 118

    [9] Батюшков П. Н. Волынь. Исторические судьбы Юго-Западного края. СПб, Общественная польза, 1888,  с. 232

    [10] Любавский К. М. История западных славян. М, Парад, 2004, с. 468

    [11] Белоруссия и Украина. История и культура. Ежегодник. 2003. М., 2003, с. 141

    [12] Даниэль Бовуа. Гордиев узел Российской империи: власть, шляхта и народ на Правобережной Украине (1793-1914). Новое литературное обозрение. 2011.,с. 255

    [13] Там же, с. 493

    [14] Табачник Д. Как вешатели спасали Россию.// еженедельник "2000" (608) 1 - 7 июня 2012 г, №22

    [15] Даниэль Бовуа. Гордиев узел Российской империи: власть, шляхта и народ на Правобережной Украине (1793-1914). Новое литературное обозрение. 2011, с. 51.

    [16] Там же, с. 410

    [17] Катков М. Н. Собрание передовых статей по польскому вопросу. 1863 - 64 гг., в 3-х тт., М., 1887 г., Т. 1, с. 442.

    [18] Там же, с. 880-881

    [19] http://gazeta.zn.ua/history/cheshskaya-epopeya-volyni-_.html.

    [20] Политическая история России в партиях и лицах. М, 1993, с.345

    [21] Шульгин В. Годы. Дни. 1920. М, 1990, с. 96-97

    [22] http://www.jewukr.org/content/index.php/2012-01-30-00-01-01/185-2012-01-29-22-18-34

    [23] Яковлева Е. В. Польша  против СССР. 1939-1950гг. М, Вече, 2007, с. 22

    [24] Бухарин С. Н. , Ракитянский Н. М. Россия и Польша. Опыт политико-психологического исследования феномена лимитрофизации. М, Институт русской цивилизации., 2001, с. 610

    [25] Савченко В.Н. Восточнославянско - польское пограничье 1918-1921 гг. (этносоциальная ситуация и государственно - политическое размежевание). М., 1995.  с. 153-154.

    [26] Mironowicz E. Białorusini i Ukraińcy w polityce obozu piłsudczykowskiego. Białystok: Trans Humana, 2007. S. 8.

    [27] Борисенок Е. Ю. Концепции «украинизации» и их реализация в национальной политике в государствах восточноевропейского региона (1918‒1941 гг.). Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук. - М., 2015. С. 360.

    [28] Попов А. Пора проснуться! Гонение на православие и русских в Польше в XX веке. СПб- Париж. 1993, с. 30

    [29] http://www.ortho-rus.ru/cgi-bin/ps_file.cgi?2_5711

    [30] Борисенок Е. Ю. Концепции «украинизации» и их реализация в национальной политике в государствах восточноевропейского региона (1918‒1941 гг.). Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук.  М., 2015. , С. 358

    [31] Загiдулiн А. Беларускае пытанне ў польскай нацыянальнай i канфесiйнай палiтыцы ў Заходняй Беларусi (1921-1939). С. 117.

    [32] http://www.bibliofond.ru/view.aspx?id=135743

    [33] Даниэль Бовуа. Гордиев узел Российской империи: власть, шляхта и народ на Правобережной Украине (1793-1914). Новое литературное обозрение. 2011, с. 683-684

    [34] Парсаданова В.С. Депортации населения из Западной Украины и Западной Белоруссии в 1939-1941 гг.// Новая и новейшая история.-1989.-№2.-С.30-37.

    [35] Энциклопедия изгнаний. Депортация, принудительное выселение и этническая чистка в Европе в XX веке. М, РОССПЭН, 2013, с. 340

    [36] Гогун А. С.  Деятельность вооруженных националистических формирований на территории западных областей УССР (1943-1949). //Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Северо-западная академия государственной службы. СПб, 2005,  С  75

    [37] Гогун А. С.  Деятельность вооруженных националистических формирований на территории западных областей УССР (1943-1949). //Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Северо-западная академия государственной службы. СПб, 2005,  С  62.

    [38] http://korrespondent.net/ukraine/events/461883-nemeckie-istoriki-otryady-oun-upa-ne-voevali-protiv-vermahta

    [39]   Гогун А. С.  Деятельность вооруженных националистических формирований на территории западных областей УССР (1943-1949). //Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Северо-западная академия государственной службы. СПб, 2005,  С  с.48.

    [40] Яковлева Е. В. Польша против СССР.1939-1950. Вече, 2007, с. 219

    [41] Вершигора П. Люди с чистой совестью. М, 1948,   С.17

    [42] Яковлева Е. В. Польша против СССР.1939-1950. Вече, 2007, с.217.

    [43]  Гогун А. С.  Деятельность вооруженных националистических формирований на территории западных областей УССР (1943-1949). //Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Северо-западная академия государственной службы. СПб, 2005  с.108

    [44] Игнатов В. Д. Агентура НКВД-МГБ против ОУН-УПА. М, Вече, 2015, с. 389.

    [45] http://guralyuk.livejournal.com/1042747.html

    [46] Из Варшавы. Москва, товарищу Берия... Документы НКВД СССР о польском подполье. 1944-1945 гг. М.-Новосибирск, 2001., с. 13.

    [47] Семиряга М.И. Коллаборационизм: Природа, типология и проявления в годы Второй мировой войны. - М., 2000. С. 526.

    [48] Кентій А.В. Українська повстанська армія в 1944-1945 рр., Київ. С. 49.

    [49] Игнатов В. Д. Агентура НКВД-МГБ против ОУН-УПА. М, Вече, 2015, с.391

    [50] Игнатов В. Д. Агентура НКВД-МГБ против ОУН-УПА. М, Вече, 2015, с. 401-402.

    Сергей  Лебедев

    Категория: История | Добавил: Elena17 (12.10.2016)
    Просмотров: 35 | Теги: История Украины | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Наш опрос

    Нужно ли в России официально осудить преступления коммунистической власти и запретить её идеологию?
    Всего ответов: 36

    ГАЛЕРЕЯ

    ПРАВОСЛАВНО-ДЕРЖАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

    БИБЛИОТЕКА

    ГЕРОИ НАШИХ ДНЕЙ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru