Русская Стратегия

      Цитата недели: "Находясь по самой середине держав, наиболее волнуемых вожделениями колониальной политики, мы не можем теперь ни на минуту забывать, что опасности захватов угрожают нам со всех сторон. В существовании такого положения винить некого. Но когда мы приводим Россию в состояние, не сообразное с опасностями её современного международного положения, мы оказываемся кругом виноватыми, ибо усугубляем опасность и ослабляем свои средства к их отражению." (Л.А. Тихомиров)

Категории раздела

История [948]
Русская Мысль [189]
Духовность и Культура [184]
Архив [515]
Курсы военного самообразования [27]

Поиск

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

СВОД. НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Статистика


Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    Жаркий август 96-го

    История человечества - это история предательства. От сотворения мира и первых людей Адама и его сына Каина - до дней сегодняшних, мало что изменилось. Особенно это заметно на войне, когда дух человека подвергается особым испытаниям.

    Как однаждыв 41-м...

    Началось всё ранним утром 6 августа.  Боевики, численностью около  1000 человек, которые заблаговременно накапливались и сосредоточились в городе,внезапно (некуда, увы, от этого словца не деться) атаковали железнодорожную станцию, комендатуры города, Дом Правительства, здание ФСБ республики, Координационный центр МВД, практически все КПП. Одновременно, сотнизаранее собранных в пригородных сёлахвооружённых людей, начали организованно прибывать в город, благополучно минуя посты, некоторые из которых накануне были ликвидированыв рамках московских и назрановских договоренностей. Истины ради, надо признать факт: в Грозный ведут более 130 дорог. Непосредственно под контролем федеральных сил тогда находилось всего 33, на большее, как считается, не хватало людей.

    В дальнейшем общая численность боевиков в Грозном достигла 4000-6000 человек, руководили которыми наиболее опытные командиры, во главе с Масхадовым: Басаев, Гелаев, Исрапилов, Хаттаб. Заваривалась очень серьёзная «каша» (сепаратисты дали ей громкое название - операция «Джихад»), которую можно было бы избежать, но к великому сожалению, расхлёбывать её пришлось нашим ребятам. Как такое могло произойти? 

    Много времени спустя попался на глаза документ, подготовленный в недрах штаба Александра Лебедя - бывшего в 1996 году Секретарём Совбеза России. В нём есть, на мой взгляд, формулировки, отражающие суть сложившейся ситуации, заложником которой оказались не только солдаты и офицеры группировки войск в Чечне, её командующий, но, пожалуй, возьму выше -сам Президент. Приведу из документа несколько абзацев: «...Не снижалось напряжение в г.Грозном. Сосредоточенные здесь значительные силы правопорядка обеспечивали лишь видимость подержания общественной безопасности и защиты граждан от преступных посягательств. В ночное время город, по существу, переходил под контроль преступных элементов и проникших в жилые кварталы боевиков, поскольку несение патрульно-постовой службы и выезды на места происшествий органами внутренних дел в этот период не осуществлялись...».  Так что«внезапность» была вполне предсказуема.Кроме того, о готовящемся нападении сообщала войсковая разведка, скупо делилось информацией ФСБ, докладывали наверх полученную по своим каналам сведения опера МВД.

    Трудно, да и вряд ли уместно приводить хронологиютех трагических дней. События развивались понарастающей, с калейдоскопической пестротой и быстротой. Сегодня они достаточно честно и чётко зафиксированы и отражены во множестве документов: от сводок и репортажей, до документальных фильмов и мемуаров. Вместе с тем, до сих пор остаются и «белые пятна»в этой тёмной истории, пролить свет на которую ещё предстоит.  Попытаюсь дополнить эту весьма пёструю картину своими скромными мазками, увиденного, услышанного, пережитого, обдуманного.

    Уйти, чтобы вернуться

    Согласно замысла командования Объединённой группировки, оборона Грозного возложена была наМВД России.Считалось, что в городе находилось около 12 тысяч сотрудников правоохранительного ведомства (из них военнослужащих ВВ МВД - не более 6000).  Войсками, в основном подразделениями 101-й и 34-йотдельныхбригад оперативного назначения (оброн), разместившимся в бывшем 15-м военном городке, охранялось 22 КПП, 5 комендатур и 2 комендантских участка; несколько отрядов ОМОН и СОБР усиливали комендатуры и административные здания. В городенаходилось инесколько формирований завгаевской милиции. Правда ещё накануне, как раз на 6 августа, была запланирована операция в пригороде чеченской столицы и часть этих сил была выведена из Грозного.Армейские же подразделения с тяжёлой техникой и вооружением в своём большинстве, согласно распоряжениям командования, находились на юге республики.

    В фильме известного тележурналиста Александра Сладкова «Стреляющий август», исполняющий в то время обязанности командующего Объединённой группировкой генерал-лейтенант Константин Пуликовский(вместо убывшего в отпуск генерала - лейтенанта Вячеслава Тихомирова), признался, что разобраться в верности такого решения расстановки сил у него не хватило ни времени, ни полномочий - такая диспозиция была утверждена на самом верху.Автора такого плана мне с абсолютной точностью определить не удалось. Пусть «крайним» будет покойный Борис Николаевич, утвердивший такое решение, скорее всего, не читая.

    У нас, офицеров 8-го отряда спецназа ВВ МВД России «Русь», в составе которого я в тот период находился в Чечне, не было тогда возможности овладеть всей информацией, хотя наши разведчики ежедневно мотаясь по республике, привозили новости, суть которых сводилась к следующему - тишина, установившаяся в начале лета, после декларативного заявления Бориса Николаевича, что, дескать, «война закончена, хватитнавоевались», была обманчивой. К этой пропагандистско-политической акции наш отряд, кстати, имеет прямое отношение. Во время знаменитого майского визита Президента Ельцина в республику, колонна наших БТРов «случайно» попались на глаза Верховному, имитируя вывод войск. Ельцин, похоже, и правда, поверил тогда, что «процесс пошел», подписав на броне одной из наших «коробочек» указ о сокращении срока службы солдатам, отслужившим в Чечне. А потом  колонна,сделав крюк, вернулась на базу - война для нас продолжалась. 

    Само начало этой последней операции первой чеченской кампании меня застало в Ростове на Дону, куда я буквально за день до этого прилетел в командировку из ещё «мирной»Чечни. Вернулся через пару дней уже в совсем другую обстановку. Первое, что увиделна взлётке аэропорта «Северный» - стоящие в ряд машины, откуда выносили носилки, обернутые в фольгу. Их было много. Врезались в память выходившие за габариты носилок чьи-то ноги, обутые в кеды 45-го размера. Признаюсь, стало страшно...

    Контратаковать нечем

     


     

    Мы знаем результаты тех тяжёлых боёв, о которых, впрочем, не любим вспоминать,но надо учиться смотреть правде в глаза: почти полная потеря контроля над городом, большое число убитых и раненых, удар по престижу государства и его силовым структурам.Однако, у этой формальной правды есть и своего рода подкладка, состоящая из тысяч «правд» непосредственных участников обороны Грозного.

     

    Одна из групп нашего отряда, возглавляемая капитаном Александром Иглиным в количестве не более 20 человек, 6 августа находилась в Координационном центре (КЦ) МВД, который располагался по соседству с республиканскими МВД и ФСБ, близ стадиона «Динамо». Место не самое удачное даже для ведения активной обороны и уж тем более разворачивания чуть ли не контрнаступления,о чём пенял в упомянутом фильме милиционерам генерал Пуликовский. Сам КЦ - запертое «блок-постами»,окружённоедомами здание с прилегающей территорией, обнесенное бетонным забором и единственными въездными воротами. Из техники - пара отрядных БТР-80- и всё! Правда, как полагается в больших штабах, здесь находилось много генералов и офицеров, которые умели держать оружиев руках.

    Старшимначальником на объектебыл первый заместитель министра внутренних дел России генерал-полковник милиции Павел Голубец. Его позже обвиняли, что он де самоустранился от управления, не руководил обороной города, вверенными ему силами. Были тому и объективные причины: вскоре после начала интенсивных боёв вышла из строя линия правительственной связи, что нарушило систему управления подразделениями. Да и что можно было предпринять, когда враг одновременно атаковал практически все объекты, где несли службу военнослужащие ВВи милиционеры, аэфир был забит мольбами о помощи, криками раненых, проклятиями в адрес боевиков и вышестоящего руководства, перебранками. Кроме того, по радиоканалам поступала и откровенная деза, чередуемая обращением Масхадова к федеральным силам и чеченским милиционерам с требованием сложить оружие. Прошла, например, информация, что последниеразбежались или полностью перешли на сторону боевиков, что не соответствовало действительности: предатели и трусы среди них были, но оставшиеся верными присяге стойко обороняли ж/д вокзал, базу чеченского ОМОНа, расположение 2-го полка ППСМ МВД России по ЧР.Вместе с тем, стоит признать, что бандитам удалось,особенно в первое время,дезорганизовать работу по управлению подразделениями. Однако, говорить о повсеместной панике, проявлении малодушия или повальном пьянстве военнослужащих и сотрудников, в одночасье оказавшихся в окружении, конечно, нельзя.

    В конце концов,в моём архиве хранятьсякадры видеохроники, аудиозаписи радиопереговоров, из которых с беспристрастной точностью становится очевидно, кто чем занимался, включая руководство. 

    КЦ МВД и весь т.н. правительственный квартал подверглись интенсивному нападению. Используя на все 100% знание местности, изучив все подходы и слабые места обороны, боевики перерезали коммуникации, которые простреливались, несколько раз предпринимали попытки прорваться на территорию КЦ. Мешали этому грамотные действия его защитников. Капитан Иглин, как только стало известно о том, что творится в городе, выставил на крыше близлежащего здания секрет из двух бойцов. В их задачу входило наблюдать за обстановкой вокруг и, главное, за подступами к КЦ и информировать по радиостанции командира. Первую серьёзную атаку боевики предприняли около 18.00 6 августа. До этого весь день бандиты обстреливали спецназовцев из снайперских винтовок. Группу боевиков, выдвигавшуюся со стороны мебельной фабрики, секрет заметил вовремя. Их обстреляли из подствольных гранатометов, огонь удачно корректировали бойцы, находившиеся в секрете. Несколько нападавших оказались ранены, организованный ими штурм был сорван. К 23.00, когда уже стемнело, боевики снова попытались атаковать позиции спецназа. И опять наткнулись на грамотное сопротивление. В ход пошли подствольные гранатометы, а по окнам главпочтамта, откуда особенно плотно стреляли, отрядный БТР дал несколько длинных очередей. Атаку отбили. Но уверенные в своем численном и моральном превосходстве боевики около часа ночи пошли на третий штурм. Радиоперехват показал: бандиты считали, что оборонять объект почти некому, все разбежались и поэтому атаковали яростно, шли в открытую. И снова наткнулись на организованный отпор. Попыток штурма больше не предпринималось, но всех защитников держали под наблюдением снайпера и пулемётчики. К слову, объект так и не был сдан противнику.

    По воспоминаниям очевидцев ситуация в соседних зданиях ФСБ и Управлении по борьбе с организованной преступности МВД складывалась хуже. Там бандитам даже удалось захватить нижние этажи и бои шли внутри зданий. Пришлось вызывать авиацию, которая тоже несла большие потери: в первыеже часы нападения боевиками были подбиты три вертолёта.

    Затянувшаяся «Минутка»

     


    Ещё одна грань правды,еёотдельная страница - подвиг солдат и офицеров 34-й оброн ВВ МВД России, оборонявших два ВОПа в районе площади Минуткаи т.н. «Романовского моста». Они две недели сражались в полном окружении, неся потери (только погибшими и умершими от ран - 10 человек), испытывая серьёзные проблемы из-за нехватки боеприпасов, медикаментов, продуктов питания и воды. Боевики несколько раз предлагали им покинуть удерживаемые здания, гарантируя безопасность, однако офицеры отказывались, надеясь, что о них не забыли, что скоро ситуация будет переломлена и понесённые ими жертвы не окажутся напрасными. И лишь когда защитники услышали пореанимированному с помощью танковых аккумуляторов телевизору, что главная новость дня - инаугурация президента, а «ситуация в чеченской столиценормализуется и находиться под контролем»,у защитниковпоявились первые сомнения в своей правоте. Как вспоминал позже участник тех боёв подполковник Михаил Поляков: «...что-то внутри нас тогда надломилось, не скрою. Появились вопросы, которых до этого не возникало. За что нам пацанов класть? ... В общем, на следующий день после той «политинформации» те, кто руководил обороной ВОПа, начали переговоры с вышедшим на связь ХункаромИсрапиловым - полевым командиром на котором лежало общее руководство действиями боевиков в районе Минутка... речь шла не о сдаче в плен, а о нашей возможности беспрепятственно выйти к своим вместе с оружием, ранеными и телами павших. Что в конечно итоге и произошло 19 августа».

     

    Не поворачивается язык обвинять этих солдат и офицеров в измене или малодушии (хотя такие попытки позже предпринимались компетентными органами). Они сделали больше, чем от них требовалось, ведь некоторые другие обороняемые объекты пали гораздо раньше. А надломило волю защитников равнодушие к их судьбам,показанной по «ящику» страны;растерянность командования, безволие высшего руководства государстваи явно предательская позиция СМИ. Не секрет, что во время нападения на город журналисты ведущих российских телеканалов оказались в одном из подвалов подвергшихся нападениям правительственных зданий, откуда, не высовывая носа наружу, слали в эфир панические сообщения о сдаче города. Сам я этот момент помнюпрекрасно: комендатуры, включая КЦ МВД вовсю сражаются, а журналисты их уже «сдали»! Лучшей услуги, оказанной противнику трудно себе представить, ведь паника, отраженная словно эхо в тысячеголосых кривых зеркалах СМИ, способна обрушить и более прочную оборону!

    Ключевое слово - предательство

     


     

    А потом в Чечню прибыл главный миротворец страны секретарь Совета Безопасности России Александр Лебедь, с пожеланием уставшего от войны Верховного главнокомандующего её прекратитьи большими на то полномочиями. У меня лично ни тогда, ни тем паче сейчас не было на этот счёт никаких возражений, ия не очень верил в результативность ультиматума генераловПуликовского - Тихомирова, объявленного Масхадову накануне: покинуть взятый в кольцо город в течение 48 часов. Основания сомневаться были веские.Уходить бандитамиз окружений до самого последнего времени удавалось не раз. Да и в других случаях, когда боевиков сильно прижимали, тут же поступала команда «прекратить огонь» и «вступать в переговоры», так что я не тешил себя иллюзиями, что на сей раз будет как-то иначе.

     

    Зато, какой ценой обошёлся бы очередной штурм города,я скоро убедился, выехав с одной из групп отряда на переговоры, которые со второй половины августа активно велись между сторонами конфликта. На одной из улиц Грозного по маршруту движения (по моему, Гудермесской) нам попалась разбитая войсковая колонна: обглоданные остовы бээмпэшек с выгоревшими чревами десантных отделений;размотанные бобины гусениц, напоминающиххвосты мёртвых аллигаторов; стрелянные гильзы, пробитый пулей шлем... Улицы безлюдны, мёртвая тишина, а по обе стороны  дороги - пятиэтажки, из которых, казалось, за нами наблюдала смерть. Одна за другой прошли команды:«огня не открывать» и «не спрыгивать на обочины», которые оказалисьзаминированы. А потом словно из-под земли появились вооруженные люди, потрясавшие автоматами и приветствовавшие нас победным кличем: «Аллаху акбар!». Лично у меня создалось гнетущее ощущение морального превосходства над нами противника, который вовсе не собирался капитулировать.

    В ходе переговоров, в которых со стороны боевиков участвовал известный полевой командирАсланбек Исмаилов, мне удалось пообщаться с некоторыми чеченцами из его внешней охраны. Они торжествовали победу и не скрывали этого. Еле сдерживаемое злорадство инапускное благородство«настоящих воинов»- типичный облик чеченского ополченца того периода. Запомнилось несколько эпизодов. Я, не забывая про автомат, пытался фиксировать на фото и видеокамеры историческое событие. Многие бандиты позировали, делая характерные жесты. Один из них, показал кокарду с волком на кепи и прибавил, что делали их в России, назвав конкретный завод. Другойпродемонстрировал нам «чеченский бронежилет», трижды прокричав «Аллаху акбар!», уверяя, что при этом ему не страшно умирать. Был среди них и такой, который искренне радуясь победе, приглашал меня к себе в гости. Прямо, как у Гашека: «в 6 часов вечера после войны». Нельзя не сказать о снующей повсюду детворе, изводящей нас кричалками на тему «Аллаху акбар». Совру, если для полноты картинки, не упомяну чеченку, которая и нас, и боевиковугощала домашними пирогами, от коих мы дружно отказались (за коврижки не продаёмся), угрюмо храня верность присяге. Впрочем, оснований веселиться у нас не было:ко всему прочему вчера, в районе 13-го КПП погиб, попав в засаду, наш товарищ - разведчик, сержант Андрей Василенко, на которого я наканунеписал представление на награждение его медалью «За отвагу».

    Другая отложившаяся в памятихарактерная картинка тех дней - глаза чеченских милиционеров, сохранивших верность России. Их с семьями и жалким скарбом вывезли в Ханкалу. Они потеряно бродили по базе, не зная, куда себя деть, ведь вернуться домой они не могли.  Когда я глазами ловил их отрешённый взгляд, долго выдержать его не мог, ведь мы их в очередной раз предали. Но предали в свою очередь и нас.

    Предательство - вообще ключевое слово для понимания этой войны, сценарий которой, как мне кажется, был написан заранее,в тиши далёких отсюда и высоких кабинетов. Изменой, казалось, был пропитан сам накалённый до предела всепроникающий воздух чеченской столицы,заранее обрекая все наши победы на поражения. Предавались и продавались (недаром в русском языке эти слова так схожи) не только планы обороны или оружие, но и сами солдаты, офицеры, простые люди, интересы государства... Оптом и в розницу.

    На роль одного из главных предателейинтересов страны назначенныне покойный Александр Лебедь. Но я верю, что самон был искренен в желании дать уставшей стране мир. Беда Александра Ивановича была в том, что его порядком «занесло», и он ни с кем другим не хотел делить лаврымиротворца, открывающие (как ему очень хотелось) путь в президентское кресло. И ради достижения этой цели он готов был на многое. Как показало время - на очень многое. Жертвами амбициозного секретаря Совбеза стала не только посаженная на короткий поводок, а потом фактически изгнанная из Чечни армия, но и сама Россия, её международный престиж, пострадавший в результате позорного Хасавюртовского договора, сродни похабному Брестскому.  Уверен, даже пойдя на переговоры с сепаратистами,можно было красиво выйти из непростого положения, не потеряв лицо, сохранив статус великой державы. К сожалению, генерал Лебедь,неплохо воевавший в Афганистане и остановивший кровопролитие в Приднестровье, был куда лучше Лебедя - дипломата.

    Дальнейшие события показали, что решить «чеченский вопрос» без учётамнениячеченцев иза счёт самих чеченцев, невозможно. Времена, когда политику на Кавказе, нагоняя страх на аборигенов, делали русские генералы, типаАлексея Ермолова, Якова Бакланова или советские маршалы, типа Лаврентия Берия, безвозвратнопрошли. Это быстропонял, придя к власти,новой лидер России(напомню, полковник ФСБ запаса), который, проявив незаурядныедипломатические способности, сумел найти верноеи, наверное, единственно правильное решение.

    ***

    Судить, кто,в конечном итоге,был герой, а кто - предатель;кто прав, а кто нет, будет Бог и потомки. Но даже многократно преданные, русские солдаты и офицеры продолжали демонстрироватьвысокий боевой дух, веря в грядущую победу. В подтверждение приведу мало кому известный факт: уходившеепоследнимииз Чечни воины101-й обронВВ МВД России(командир бригады - полковник Юрий Завизионов), чьи потери были наибольшими - свыше 80 человек,забрали с собой стоявший на постаменте в бывшем военном городке танковой дивизии- символ Победы,танк Т-34. А на броне покидающих под улюлюканье толпы Чечнюсвоих «коробочек», эти смертельно уставшие от войны люди, глубоко в сердцепряча обиду, писали: «Пусть она неправа, но это наша Родина!».

    И пока чувство веры в Россию у её защитников неистребимо, нас невозможно победить.

    P.S. В результате боев в Грозном с 6 по 23 августа 1996 года по обобщённым данным, полученным из разных источников,мы потеряли до 2080 человек (почти 500 убитыми, свыше 1400 ранеными, более 180 пропавшими без вести). На улицах города было сожжено до 18 танков, 61 БМП, 8 БТР, 30 автомашин, сбито4 вертолета. Потери боевиков в живой силе превысили наши в 2-3 раза.

    Вечная память павшим в тех боях солдатам Отечества!

    Роман Илющенко, подполковник запаса, ветеран боевых действий

    Категория: История | Добавил: Elena17 (31.08.2016)
    Просмотров: 66 | Теги: чеченская война, даты | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 462

    ГАЛЕРЕЯ

    ПРАВОСЛАВНО-ДЕРЖАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

    БИБЛИОТЕКА

    ГЕРОИ НАШИХ ДНЕЙ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru