Web Analytics


Русская Стратегия

"Достоинство Человека есть вольное следование пути Божию — пути любви, человечности, сострадания. Нет, что бы там ни было, человек человеку брат, а не волк. Пусть будущее все более зависит от действий массовых, от каких-то волн человеческого общения, — но да не потонет личность человеческая в движениях народных. Вы, молодые, берегите личность, берегите себя, боитесь за это, уважайте образ Божий в себе и других и благо вам будет." Б.К. Зайцев

Категории раздела

История [2889]
Русская Мысль [331]
Духовность и Культура [469]
Архив [1295]
Курсы военного самообразования [101]

ПОДДЕРЖАТЬ НАШУ РАБОТУ

Карта Сбербанка: 5336 6902 5471 5487

Яндекс-деньги: 41001639043436

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Статистика


Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    «РОВС – это Гранитов…» К 20-летию памяти поручика В.В. Гранитова. Ч.1.

    Приобрести книгу - ПУТЬ ПОДВИГА И ПРАВДЫ. История Русского Обще-Воинского Союза

    Не для славы своей и почестей

    Только с Верой в свою страну

    Шли мальчишка – еще без отчеств

    За Отечество на войну!

    И один из них, в форму влитый,

    Не уставов чужих пример,

    Был поручик ВЛАДИМИР ГРАНИТОВ –

    Первый в Корпусе офицер.

    ................................

    Не бывает дорога круче

    Той, что вьется меж черных скал.

    Но бывает – простой поручик

    Больше в звании, чем генерал!

    Ю. Высочин


    «…не следует поддаваться психозу газетной пропаганды и принимать реально существующее за желаемое. Наше прошлое и память о погибших или скончавшихся старших начальниках и соратниках обязывает нас трезво оценивать происходящее с нашей общероссийской национальной точки зрения и не верить приятным иллюзиям.

    Проводимые реформы имеют целью не освобождение России от коммунистического гнета, а спасение советской системы от экономического краха и сохранение доминирующего положения коммунистической партии, для чего нужно дать подъяремному населению какой-то новый стимул (хотя бы и иллюзию свободы), чтобы заставить его работать с энтузиазмом, и создать на Западе благоприятное впечатление о «демократизации» советской власти для получения экономической и технической помощи.

    Для этого разрешаются свободные выборы, но кандидаты – только коммунисты, говорящие красивые слова о положительной роли церкви, но высшая иерархия остается под контролем НКВД, и лица, осужденные за их религиозные убеждения, продолжают томиться в концентрационных лагерях и психушках; говорится о демократических свободах и одновременно издаются новые законы, предписывающие 10 лет лагеря за политическую пропаганду; разрешается ругать Сталина и последующих «вождей», но Ленин остается на пьедестале. Для усиления пропагандистского эффекта, возможно, будет допущено христианское погребение останков расстрелянной Царской Семьи. Но все это в целях спасения советской системы и партии. Поэтому нам не следует восхищаться Горбачевым и смотреть на него, как на национального героя, как это, к сожалению, делают некоторые экзальтированные и доверчивые лица.

    (…)

    Мы знаем, что у Национальной России заграницей среди «сильных мира сего» друзей нет. Поэтому не удивительно, что процесс национального возрождения принимается «в штыки» не только советской властью, но и западной прессой, стремящейся заранее навязать ему компрометирующий ярлык антисемитизма. Если наши возможности в отношении непосредственной помощи национальному движению в Сов. Союзе сильно ограничены, то бороться с ошельмованием этого движения в Западном общественном мнении могут и наши печатные эмигрантские органы, и каждый из нас лично в своем непосредственном иностранном окружении.

    Западная пресса ратует за права африканских дикарей самостоятельно решать свои дела (вплоть до убийства миссионеров), а русский народ, имеющий свою высокую культуру мирового масштаба и свои национальные традиции, почему-то обязан следовать иностранной указке. С таким мнением можно и должно бороться каждому из нас», - так писал поручик Владимир Владимирович Гранитов в своем пасхальном поздравлении чинам РОВС и СчРК в разгар «перестройки», в 1989 г.

    Владимир Владимирович возглавил РОВС летом 1988 г. Годом раньше в его ряды влился возглавляемый Гранитовым Союз чинов Русского Корпуса. Пройдет немного времени, и в обиход войдет определение: «РОВС – это Гранитов. Гранитов – это РОВС». Определение это было в большой степени верным, ибо в ситуации, в которой Союз оказался к концу 80-х, спасти его от окончательного угасания мог лишь человек исключительных дарований и не меньшей работоспособности.

    Поручик Гранитов оказался именно таким человеком. Когда-то генерал Врангель спас гибнущую Русскую Армию сперва из крымской «бутылки», а затем от растворения в эмигрантской обывательщине путем создания Обще-Воинского Союза. 65 лет спустя поручик Гранитов спас уже само детище Врангеля от безвременного заката, открыв для него новый день, новый путь – уже на отчей земле.

    Владимир Владимирович принадлежал ко второму поколению русской воинской эмиграции. Он родился 4 апреля 1915 г. в Петрограде, в семье капитана, а впоследствии полковника 13-го лейб-гренадерского Эриванского Его Величества полка Владимира Ивановича Гранитова. Владимир Иванович был участником трех войн: Великой, гражданской (ВСЮР) и Второй мировой (Русский Корпус).

    В эмиграции семья Гранитовых проживала в Югославии. Владимир Владимирович окончил русскую гимназию Белграда и строительный факультет Белградского университета, получив диплом инженера-строителя. Параллельно юноша обучался на Военно-училищных курсах при IV Отделе РОВСа и окончил их в звании портупей-юнкера, с получением прав младшего унтер-офицера по РОВСу. Позже, уже во время Второй мировой войны Гранитов завершил военное образование на Высших Военно-научных курсах генерал-лейтенанта Н.Н. Головина в Белграде.

    В ту пору при IV Отделе РОВСа в Белграде существовала рота допризывной подготовки молодежи, организованная подполковником М.Т. Гордеевым-Зарецким. Последний привлек Владимира Владимировича в качестве офицера-инструктора в это подразделение.

    Весной 1941 г. Гранитов был произведен в первый офицерский чин. Генерал Барбович, глава югославского Отдела РОВ-Союза, предвидя его закрытие немцами, произвел в подпоручики всех юнкеров, окончивших Военно-училищные курсы.

    В сентябре того же года подпоручик Гранитов и его воспитанники-юнкера первыми вступили в ряды Русского Корпуса. Рота молодежи стала тогда первой Юнкерской ротой 1-го полка, а Владимир Владимирович начал службу в должности командира взвода и помощника командира роты. Вскоре, ввиду назначения в роту старших чином офицеров, он был переведен на унтер-офицерскую должность командира отделения, но продолжал выполнять обязанности лектора по тактике пехоты. В составе Юнкерского батальона Гранитов принял участие в боевых действиях 1-го полка по занятию и обороне порученного ему района, в частности, по обороне от «титовцев» рудника Столица.

    По окончании Курсов генерала Головина в 1942 г. Владимир Владимирович получил звание офицера службы Генерального Штаба и был назначен на должность командира формируемого полкового взвода противотанковых орудий (ПАК). В течение 1943 г. следует несколько переводов по службе и уже в чине лейтенанта Гранитов был назначен на должность адъютанта первого батальона. Перед батальоном была поставлена задача овладеть занятым партизанами горным перевалом Белый Камень и очистить от них прилегающий район для обеспечения работы находившегося у его подножия рудника. В середине апреля 1944 г. перевал был занят, и вскоре весь район был очищен от партизан. В мае была отражена серьезная попытка двух партизанских бригад снова овладеть перевалом.

    В начале сентября того же года, заменяя заболевшего командира 3-й роты, Гранитов во главе ее принял участие в операции по прорыву в осажденный партизанами город Зайчар. «6 сентября третья рота 4-го полка под командой лейтенанта ГРАНИТОВА получила приказание очистить от банд Зайчар и тем помочь вывозу около девятисот раненых и различного военного имущества, - говорилось об этом деле в приказе командира Корпуса генерала Штейфона. - Ведя бой с во много раз сильнейшим противником, третья рота с большой храбростью выполнила свою задачу. Прикрывая эвакуацию Зайчара, рота была окружена и пробилась на протяжении нескольких километров, доказан тем свои высокие боевые качества».

    За бои под Зайчаром Владимир Владимирович был награжден Железным крестом. В октябре того же года он был тяжело ранен в бою с частями советской армии, которые были вынуждены отступить перед контратакой корпусников во главе с Гранитовым. За это лейтенант был награжден вторым Железным крестом.

    Ранение помешало Владимиру Владимировичу принять участие в самых жестоких для Корпуса боях. Однако, едва оправившись, в середине марта 1945 г. он поспешил вернуться на фронт. В штабе друзья, знавшие, что рана его еще не до конца затянулись, хотели задержать его, но Гранитов, узнавший об этом, категорически отказался остаться и вернулся в свой полк.

    Русский Корпус доживал последние недели. Но Владимир Владимирович разделил с ним последние бои, отступление к реке Сане, отход в Австрию и, наконец, сдачу оружия англичанам 12 мая 1945 г.

    После демобилизации Корпуса в ноябре 1945 г. Гранитов перебрался сперва в Мюнхен, где проживала его семья, а затем, в 1948 г., - в Аргентину. В Буэнос-Айресе он принял участие в организации Объединения чинов Корпуса и вступил в местный Отдел РОВСа. Здесь же Владимир Владимирович встретил свою будущую супругу, с которой в 1952 г. переехал в Сан-Франциско. Здесь Гранитов получил работу по своей гражданской специальности инженера в строительной компании мирового класса «Бехтель». Позже талантливый и трудолюбивый русский инженер, бывший на хорошем счету, получил еще более выгодное место в железнодорожной компании «Pacific Railway», где занимался проектированием мостов.

    Свой талант инженера употребил Гранитов и на служение Русской Православной Церкви Заграницей. Им были спроектированы Воскресенский кафедральный собор в Буэнос-Айресе, Казанская церковь в Сан-Франциско и Петропавловский собор в г. Санта-Роза (шт. Калифорния).

    Активную деятельность вел Владимир Владимирович в русских воинских и общественных организациях. В течение многих лет он был секретарем Сан-Францисского Отдела Союза чинов Русского Корпуса, затем его Председателем, а с 1986 г. стал и Председателем всего СчРК. В 1982 г. генерал В.Н. Выгран передал ему должности Председателя Сан-Францисского Комитета помощи зарубежным военным инвалидам. Наконец, и третье председательство – в РОВ-Союзе – было возложено на плечи Владимира Владимировича. Кроме того, Гранитов являлся старостой Казанской церкви в Сан-Франциско, входил в правление издающейся в Сан-Франциско газеты «Русская Жизнь» и редакционную коллегию журнала «Наши Вести», правление общества «Дома Св. Владимира», состоял членом ряда русских общественных организаций, среди которых наиболее значим был фонд им. И.В. Кулаева, оказывавший значительную материальную помощь учащейся молодежи, русским школам и нуждающимся престарелым соотечественникам.

    Поручик Гранитов имел настоящий талант к общественной деятельности. Как и генерал Врангель, он обладал большой зоркостью, «ясновидящей интуицией» (термин И.А. Ильина), хорошо разбирался в людях. Стратег по складу ума, талантливый инженер-проектировщик, он четко видел главное, но не упускал из виду ни малейшей детали, был чужд какой-либо импульсивности и глубоко, всесторонне просчитывал, как собственные шаги, так и обстановку в мире. По существу, с первого дня своего нахождения на посту Председателя РОВСа Владимир Владимирович усердно проектировал новый облик этой переживавшей явное обветшание организации, который при неизменности ее сути и традиций, позволил бы ей продолжить существование на пользу Отечеству.

    Благодаря всем названным качествам, Гранитов с редкой проницательностью оценивал происходившие в ту пору события в доживающем последние дни СССР и остерегал слишком легковерных русских эмигрантов от обольщений. «Мы обязаны оценивать обстановку трезво и объективно и не только не верить приятным иллюзиям, но и бороться с распространением таковых в окружающей нас среде, - писал Председатель РОВСа. - О Горбачеве пока мы можем сказать лишь то, что он, осознав неизбежный кризис советской системы, старается спасти страну от краха и сохранить власть в своих руках и порядок путем прививки некоторой дозы демократизации. Но, кого именно он стремится спасти и, и как далеко согласен идти в своих преобразованиях, этого никто не знает. По его словам, он остается верным основным положениям социализма. Однако, в нашей среде можно встретить его поклонников, ожидающих от него спасения России, о чем он, дескать, по тактическим соображениям не может говорить открыто. Не отрицая принципиально такую возможность, нужно признать, что никаких реальных оснований для таких надежд нет. О любом деятеле следует судить не по его речам, а по результатам его деятельности. Результаты же в данном случае далеко не блестящи. После пяти лет «перестройки», несмотря на декларируемую гласность и демократизацию, люди, осужденные за свои религиозные или политические убеждения, продолжают сидеть по лагерям и «психушкам», а все разговоры о предоставлении населению экономической инициативы на практике ограничиваются жесткими социалистическими рамками, в результате чего экономика страны не только не улучшилась, но скатилась еще ниже. Эти факты не позволяют верить в искренность стремлений Горбачева. Но могут быть и другие опасения

    Имеется указание на то, что реформы Горбачева не являются его личной идеей, а были запланированы советским руководством более 10 лет тому назад. Если это сведение правильно, то необходимо быть особенно осторожными. Мы не знаем ни истинного творца, ни истинных целей этого плана. Стремится ли он скомпрометировать идею демократизации в глазах народа горьким убеждением, что при коммунизме, хотя бы и впроголодь, но можно было жить и был какой-то порядок, а демократизация несет лишь хаос и сплошной голод; или окончательно подорвать экономику страны, чтобы затем дать ее на откуп закулисным руководителям мирового капитала и этим пресечь возможность возрождения национального российского государства; или служить какой-то иной цели – об этом мы узнаем только в будущем. Сейчас же можно быть уверенным лишь в том, что каковой бы эта цель ни была, она ни в коем случае не служит национальным интересам России. Поэтому наша прежняя основная установка, что ничего хорошего от советской власти ожидать не следует, должна оставаться в силе. Как некогда сказал Гомер: «Бойся Данайцев и дары приносящих»«.

    Оценивая ситуацию таким образом, Владимир Владимирович сразу же прописывал возможные угрозы при дальнейшем ее развитии, с большой точностью предрекая грядущие потрясения, которые ожидали Россию: «Молниеносное ж почти бескровное падение коммунистических режимов в странах Восточной Европы показало с полной очевидностью, что коммунизм как зажигательная политическая идея полностью изжил себя не только в глазах народных масс, но и среди самих коммунистов не нашлось его убежденных защитников. Делая этот вывод, необходимо учесть, что эти страны попали в коммунистическое рабство только в 1945 году и, следовательно, значительная часть населения еще помнила прежнюю жизнь и воспринимала этот режим, как иностранную оккупацию. Трудно рассчитывать, что и в Советском Союзе этот процесс сможет пройти столь же бескровно. Это возможно только при организованном проведении «революции сверху». Горбачев, безусловно, имеет шанс вписать свое имя в историю, но вряд ли освобождение России является его истинной целью. Если же он будет продолжать половинчатые реформы и затем захочет остановиться на каком-то социалистическом рубеже, то без борьбы, а может быть и общего взрыва дело не обойдется. А взрыв это то, что меньше всего можно желать, т.к. он неизбежно приведет к огромному кровопролитию, общему разорению и хаосу и, как следствие, к страшному голоду. А разоренная страна может стать легкой добычей для сильных мира сего. На основании нашего горького опыта, мы знаем, что у России в свободном мире искренних друзей нет и, что «помощь» Запада может привести к полному расчленению России. Об этой опасности мы должны неустанно предупреждать русских людей в Советском Союзе, т.к. многие среди них верят в поддержку демократического Запада.

    Только Армия может спасти от взрыва, взяв власть в свои руки, и только она может быть гарантией от иностранного вмешательства. Об этом также необходимо говорить и писать».

    Отмечая при этом преимущества пусть даже урезанной «гласности», Гранитов считал необходимым приложить все усилия для распространения в СССР религиозной литературы, наследия русских национальных мыслителей, русских периодических изданий, дабы способствовать скорейшему преодолению русским народом национального обморока, обретению им единственно спасительного для России пути.

    Оппонировал Владимир Владимирович и скептикам, полагавшим, «что в свое время белые сделали все, что было в их силах для борьбы с советской властью, но проиграли, т.к. не были поддержаны нашим народом, ставшим тогда на красную сторону, и что поэтому теперь народ должен сам расхлебывать заваренную кашу, а мы с чувством исполненного долга можем оставаться наблюдателями происходящего». «Психологически это мнение можно понять, - писал Гранитов, - но не оправдать и ни в коем случае не согласиться с ним, так как оно не совместимо с нашим воинским понятием об исполнении долга «до последнего издыхания». Первые белые добровольцы пели:

    «За Россию за свободу

    Если в бой зовут,

    То Корниловцы и в воду

    И в огонь пойдут»

    Сейчас в Советском Союзе идет борьба за свободу той же вечной России, за которую шли в огонь и Корниловцы и другие белые бойцы, хотя и ведется она внуками тех, кто в то время был на красной стороне. Там люди рискуют, если не своими жизнями, то, во всяком случае, своим положением и благополучием; от нас же пока не требуется идти в огонь, а лишь оказать им посильную поддержку. Но важно, чтобы каждый из нас осознал, что это наш общий долг и, что заслуги в прошлом нисколько не освобождают от дальнейшего исполнения долга, а наоборот обязывают и впредь оставаться достойным своего прошлого.

    (…)

    Да не покажется кому-нибудь нереальным, а то и смешным, нам, не располагающим никакой реальной силой, ставить какие-то условия могущественной советской власти. Не следует недооценивать значения нашей белой миграции. Во-первых, эмиграция унесла с собой и сохранила за рубежом культуру и душу прежней России, то, что советская власть железом и кровью старалась выкорчевать из народной памяти, и идеологическую и политическую непримиримость к коммунизму; а во-вторых, для советской дипломатии, старающейся убедить западный мир в демократизации советской системы, было бы большим козырем иметь возможность сказать, что даже такие убежденные их противники, как белые эмигранты, признали эволюцию их системы. Правильность выше изложенного подтверждается средствами и усилиями, затрачиваемыми советской властью на телевизионные программы и прочую пропаганду, направленную на разложение эмиграции. И в то время, как в Советском Союзе все больше людей становится в оппозицию к режиму, к нашему стыду, в нашей эмигрантской среде находятся люди не брезгующие служить в советских заграничных представительствах и учреждениях. Таким лицам не место среди нас, и мы обязаны не допускать общения с ними».

    В августе 1991 г. коммунистический режим формально рухнул. Национальный флаг сменил красное полотнище. Это событие вызвало восторг многих эмигрантов, но поручик Гранитов уже в сентябре того же года предупреждал: «…сегодня, когда объективные исторические процессы привели коммунизм и его человеконенавистническую систему к логическому концу, мы с тревогой следим за развитием событий у нас на родине. Нельзя не заметить, как с Запада нашей стране грозит теперь новый эксперимент, на этот раз – «демократический». Демократия в ее нерусской редакции может принести нашей стране новые беды, из которых наиболее вероятными, но и наиболее губительными могут стать: новая братоубийственная война, распад страны на ее составные части и ликвидация Вооруженных Сил как стража национальных интересов Российского Государства.

    Наша 70-летняя жизнь на чужбине научила нас не искать и не ожидать спасения ни от кого. На Западе искренних друзей у нас нет, ибо интересы зарубежных стран никак не совпадают с нашими национальными интересами. Наше спасение только и единственно в нас самих – в здоровых началах, заложенных в душу народа, а это – вера отцов и героическое прошлое наших предков. А потому всем нам, и в первую очередь тем, кто носит почетное звание военнослужащих, необходимо встать на путь преображения, духовного возрождения на началах Православия и лучших традиций прошлого.

    Только в этом, и ни в чем другом, подлинный залог воскресения и восстановления Российского Государства».

     

    Увы, лишь немногие в ту пору (да, впрочем, и по сей день) осознавали необходимость пути, о котором писал Гранитов. Тем не менее в переломную для России эпоху идеалы Белого Движения стали находить отклик в сердцах части русской молодежи. Для кого-то это было лишь романтизмом, своего рода «игрой в солдатики», со временем сошедшей на нет. Но были и те, кто воспринял Белую Идею всерьез и на всю жизнь, кто встал под ее знамена не с тем, чтобы «провести досуг» в атмосфере реконструкций, но чтобы продолжать дело Белых Воинов.

    Среди организаций, избравших белый путь, выделялось в ту пору петербургское Объединение «Русское Знамя». К ее заслугам относится возвращение северной столице ее родного имени, установление первого мемориала воинам Северо-Западной армии генерала Юденича и другие значимые деяния. В 1991 г. «Русское Знамя» избрало поручика Гранитова своим Почетным Членом, с вручением ему нагрудного знака Общества.

    Надо заметить, что на закате СССР практически никто из проживавших за железным занавесом не подозревал о том, что РОВС все еще существует. В советских изданиях неизменно сообщалось, что эта организация прекратила свое существование в послевоенные годы. Молодые последователи Белого Движения исключением не были. Им казалось, что исторических белых организаций уже не существует, что они едва ли не единственные, кто пытается вновь поднять белое знамя.

    В 1990 г. в Россию впервые приехала делегация ОРЮР. В ее состав входили внучка белого полковника Полчанинова Людмила Селинская и ее 14-летний сын Юрий. Тогда на родной земле впервые был разожжен костер юных разведчиков. Произошло это в Павловске. В знаменательном событии принимали участие и сопредседатели «Русского Знамени». В числе присутствовавших был молодой петербургский историк Виктор Георгиевич Бортневский, который работал в зарубежных архивах и был в числе первых исследователей, чьими усилиями в отечественной прессе начали появляться правдивые материалы о Белых героях. В США Виктор Георгиевич встречался с Председателем РОВСа Гранитовым, и именно от него молодые продолжатели Белого Дела узнали, что основанный бароном Врангелем Союз все еще существует, что их предшественники еще не все сошли в могилу, но продолжают борьбу.

    Узнав об этом, один из руководителей «Русского Знамени», Игорь Борисович Иванов написал поручику Гранитову письмо и передал его вместе со знаком Объединения через вновь отправлявшегося в США Бортневского.

    Нагрудный знак до Гранитова тогда так и не дошел, ибо в аэропорту Нью-Йорка у Бортневского был похищен чемодан. Однако, письмо, к счастью, уцелело и было передано адресату. Владимир Владимирович ответил на него: «Прочитав Ваше письмо, я не могу не испытывать глубокого удивления, как Вы могли, находясь до недавнего времени под советским игом, так целостно усвоить нашу Белую идеологию. Не думаю, что это достижимо одним лишь изучением исторических материалов. Вероятно, у Вас, помимо прадедушки были еще и более поздние контакты и встречи. Должен признать, что будучи 100-процентным «Белым зубром», я могу подписаться под всеми высказанными в этом письме положениями. Поэтому я искренне благодарю Вас и Ваше Общество за оказываемую мне честь и с сердечной радостью принимаю звание почетного члена... (…)

    Вполне согласен с Вами, что прямой задачей РОВСа в настоящее время является всемерная помощь процессу превращения Советской армии в Российскую. В связи с этим считаю целесообразным образование ячеек РОВСа в России, в основном для работы с молодежью, в первую очередь с военной. Поэтому, если Вы можете способствовать созданию такой ячейки в Петербурге путем привлечения офицеров действ. службы к сотрудничеству в этом деле, то это будет очень ценно. Прошу Вас сообщить мне Ваши соображения по этому поводу, а также и конкретные предложения о помощи, которую мог бы оказать РОВС и я лично. (…)

    …С большой тревогой наблюдаю происходящие у Вас события. Идея независимых республик явно подсказана зарубежными «друзьями» России, для которых возрождение Государства Российского мерещится недопустимым кошмаром. В настоящий момент сохранение единых для всего содружества армии и флота только и могут обеспечить целостность и независимость всей страны и каждой отдельной республики. Я не вижу логики в положении, когда коммунистическая партия и ее идеология упразднены, как порочные, а в то же время произвольное и исторически необоснованное решение одного из лидеров этой партии (Хрущева) о присоединении к Украине Новороссии, Крыма и части Донской Области продолжает почитаться вполне законным. По существу этого вопроса, ведь и границы всех республик определялись при создании Советского Союза, не по принципу этнического большинства, а по принципу возможно большего раздробления и ослабления костяка Российской Империи – русского народа, т.к. целью Ленина и Ко., в первую очередь, было уничтожение прежней государственной системы. 70 лет русский народ оставался на положении пария, и выход из этого положения требует большой продуманности и осторожности и согласованности, а, при наличии собственной армии в каждой республике, это неизбежно приведет к гражданской войне.

    Я лично считаю, что, при многонациональном составе нашего государства только монархия может обеспечить действительное равенство перед законом для любого его гражданина. Однако монархия западного образца, так же как и демократия западного толка, нам не подходят. Для возрождения же нашей самобытной православной русской монархии, с ее идеей служения царя народу, требуются специальные условия. Помимо выращенного и воспитанного в этой идее монарха, необходимы и соответствующая религиозная и нравственная настроенность и исповедание этой идеи большинством населения. Монархию еще нужно заслужить у Господа Бога. Ближайшей задачей должно быть изживание наследия большевизма: в плане духовном возрождение в народной толще православной веры наших дедов и прадедов и своего исторического самосознания, а в плане физическом восстановление разрушенной экономики страны. Но беспрепятственное и спокойное развитие этих процессов может быть обеспечено от постороннего вмешательства и дирижерства только наличием сильной российской армии. Поэтому задача превращения быв. советской армии в российскую является первостепенной и неотложной. Вам на месте виднее, чем мы можем помочь в этом деле. Буду рад ознакомиться с Вашими мыслями по этому поводу. Не могу давать никаких определенных обещаний, но надеюсь, что в этом году или в следующем мне удастся побывать в Петербурге, познакомиться с Вами и с Вашим Обществом и своими глазами ознакомиться с положением».

    Поручик Гранитов относился к числу людей, у которых слово никогда не расходилось с делом. В сентябре 1992 г. он прибыл в Петербург, где встретился с представителями патриотических общественных движений. Во время этой встречи было принято окончательное решение о создании Отдела РОВСа в России.

    Приезд в Россию Председателя и чинов РОВСа проходил в рамках визита делегации зарубежных кадет. На родине гостям подготовили официальную программу: культурно-светские мероприятия, концерты и т.п. Однако, посещение концертов не входило в планы Гранитова. Владимира Владимировича интересовало дело и люди, с которыми можно было работать. И именно на это нацелена была его собственная программа, во имя которой программа официальная была им большей частью пропущена и оставлена кадетам.

    Среди пунктов официальной части значилось посещение крейсера «Аврора». Председатель РОВСа категорически отказался ступать на палубу революционного судна. Доводы о том, что до 17-го года «Аврора» имела достойную боевую биографию, что ее уже посещал Великий Князь Владимир Кириллович, влияния не имели. Владимир Владимирович твердо заявил, что как белый офицер, никогда не поднимется на борт покрывшего себя вечным позором крейсера.

    Относительно достопримечательностей у Гранитова также была своя программа. Он попросил И.Б. Иванова показать ему Владимирское училище, где преподавал его отец, жила его семья, где сам он появился на свет. В ту пору это здание еще уцелело, и Владимир Владимирович смог увидеть место своего рождения. Уцелевшее при большевиках, Владимирское училище было разрушено уже в наши дни – г-ми «демократами». Если прежние большевики рушили все во имя идеи, то нынешние - во имя золотого тельца. А результат один: руины и руины нашей русской истории…

    В ходе проводимых встреч с единомышленниками намечались основные направления деятельности. Среди них: способствование превращения Советской Армии в Российскую и помощь военным инвалидам России. С целью контроля над выполнением последней задачи Гранитов вновь посетил Петербург уже через год.

    Тогда, в памятном сентябре 1993 г., Владимир Владимирович обратился с официальным письмом в МИД РФ. Часть этого письма была посвящена вышеуказанной гуманитарной работе. «На юбилейном съезде Союза (СчРК – прим. ред.), в сентябре 1991 года, по поводу 50-летия создания Русского Корпуса, было решено оказать посильную помощь нуждающимся военным инвалидам 2-ой Мировой войны в России. Для выполнения этого задания, Союзом в течение 1992 года была собрана сумма в 14 000 долларов и, при любезном содействии Московского Суворовско-Нахимовского клуба, получено около 50 адресов военных инвалидов, с указанием вида нужной им помощи. В течение текущего 1993 года нами было закуплено нужное количество инвалидных колясок, медиц[инских] кроватей и различных лекарств и выслано по отдельным адресам. На эту помощь была израсходована лишь четвертая часть собранной суммы. Однако доставка помощи некоторым инвалидам и проверка получения каждым инвалидом всего ему посланного наталкиваются на большие затруднения.

    Для получения новых адресов и эффективной доставки и учета оказываемой помощи нам необходимо иметь своего представителя в районе расположения каждой группы инвалидов. Найти таких людей, готовых помочь нам в этом деле, мы можем, но для этого мы должны избавить этих людей от риска быть зачисленными в «агенты нелегальной иностранной организации». Для этого я прошу Вашего официального разрешения Союзу Чинов Русского корпуса на проведение данной акции помощи инвалидам отечественной войны, проживающим в Российской Федерации».

    Другая часть обращения была посвящена вопросу не менее важному – легализации РОВСа. «Русский Обще-Воинский Союз, являющийся в настоящее время лишь остатком некогда мощной основной воинской организации Белого Зарубежья, считает своим патриотическим долгом способствовать распространению в России (особенно среди молодого поколения) правильных и исчерпывающих сведений о Белом Движении, о прежней Русской Армии и военной и общей истории Государства Российского, - указывал Гранитов. - Поскольку правительство Российской Федерации признает гражданские права свободы мнения, слова и печати, и поскольку оно показало свою заинтересованность в сотрудничестве с Русским Зарубежьем созывом «Конгрессов Соотечественников», мы полагаем, что такая деятельность нашего Союза не идет вразрез со взглядами правительства.

    Для успешного ведения такой работы, нам нужно открыть отделы нашего Союза в главных городах России. Поэтому, прилагая проект Временного Положения для организации таких Отделов (постоянный устав будет выработан позже, с учетом практического опыта и местных условий) прошу Вашего разрешения на открытие Отделов Русского Обще-Воинского Союза на территории Российской Федерации».

    «РОВС – это Гранитов…» К 20-летию памяти поручика В.В. Гранитова. Ч.2.

    Категория: История | Добавил: Elena17 (20.05.2019)
    Просмотров: 137 | Комментарии: 1 | Теги: россия без большевизма, РОВС, сыны отечества, русское воинство, книги, РПО им. Александра III, белое движение, Елена Семенова
    Всего комментариев: 1
    avatar
    1 huszar2017 • 11:18, 01.06.2019
    Надежды на превращение Советской армии въ Российскую безосновательны. Армия - зеркало не общества, а зеркало власти.
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1450

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    АВТОРЫ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru