Web Analytics


Русская Стратегия

"Если нашему поколению выпало на долю жить в наиболее трудную и опасную эпоху русской истории, то это не может и не должно колебать наше разумение, нашу волю и наше служение России. Борьба Русского народа за свободу и достойную жизнь на земле - продолжается. И ныне нам более чем когда-либо подобает верить в Россию, видеть ее духовную силу и своеобразие и выговаривать за нее, от ее лица и для ее будущих поколений ее творческую идею." И.А. Ильин

Категории раздела

История [3011]
Русская Мысль [338]
Духовность и Культура [476]
Архив [1338]
Курсы военного самообразования [101]

ПОДДЕРЖАТЬ НАШУ РАБОТУ

Карта Сбербанка: 5336 6902 5471 5487

Яндекс-деньги: 41001639043436

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Статистика


Онлайн всего: 9
Гостей: 9
Пользователей: 0

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    «Только вера дает силу жить..» Профессор Андрей Сергеевич Вязигин (1867−1919). Ч.2.

     
    «Только вера дает силу жить..» Профессор Андрей Сергеевич Вязигин (1867−1919). Ч.1.
     
    + + +


    После отражения революции в 1905—1907 гг. Андрей Сергеевич призывал единомышленников не почивать на лаврах, но произвести, прежде всего, обстоятельный анализ причин смуты и современного состояния внутренних и внешних врагов России. Во вступительной статье к своему сборнику «В тумане смутных дней» (1908), Вязигин писал: «Пережитое недавно Россией „освободительное безумие“ не было неожиданностью для многих, ибо подготовка революционного движения производилась у нас с редкой откровенностью: из года в год затаптывались все глубже в грязь наши исторические святыни, высмеивались народные верования… С ужасом и тревогой смотрели любящие Святую Русь люди на грозное будущее, сулившее великие потрясения для нашего Отечества, которое вдобавок ослаблялось экономическими нестроениями».

    Он отмечал, что революция не стихийно созревала, но целенаправленно готовилась, десятилетиями «тайные общества и съезды работали над сплочением всех тех, кто с ненавистью и презрением относился к устоям русской жизни». Именно их лукавая пропаганда привела к тому, что русское юношество «лучшие годы своей жизни отдавало подготовке к революционным выступлениям, а не вдумчивому изучению родной земли». В результате «над Россией все гуще и гуще спускался сумрачный туман приближавшихся смутных дней».

    Однако первый бурный натиск революции разбился о «черносотенную плотину, это неприхотливое сооружение стихийных народных чувств». Вязигин считал, что именно с созданием Союза Русского Народа произошло сближение до той поры разделенных и разрозненных «образованных русских людей, сознательных националистов с низами, носителями стихийного национализма». Однако опасность не миновала, революционный напор на Россию не прекратился, и «через плотину стали уже кое-где просачиваться предательские струйки». Поэтому он призывал своих единомышленников к бдительности и кропотливой работе: «Опасность отсрочена, но не миновала, и надо укрепить воздвигнутую народом преграду. Надо детищу стихийного, оскорбленного чувства придать стойкость убежденного сознания, и не позволить врагу обойти народное дело, подмыть и ослабить его устои».

    Однако в 1907 году ХСРН столкнулся с рядом серьезных проблем. Главная из них — крайне неблагоприятные материальные условия. В 1907 г. касса ХСРН оказалась пуста. Более того, появились долги (свыше 1600 руб.), а также возникли трудности с выплатой кредитов по изданию «Чёрной сотни». В итоге всю вторую половину 1907 г. газета издавалась на деньги ХОРСа. Но это помогло лишь на время: к декабрю 1907 г. «Чёрная сотня» прекратила своё существование. Из-за отсутствия средств пришлось закрыть также чайные-читальни.

    Несмотря отъезд А.С.Вязигина и материальные трудности в 1908 г. продолжался количественный рост харьковских монархических организаций. ХСРН в целом по губернии насчитывал 29 отделов с около 12 тыс. членов. В Харькове в это время действовали «Общество русских людей» (проф. В.И.Альбицкий); «Харьковский Национальный Русский Союз» (С.Д.Ильин, П.Н.Буцинский, В.Я.Воскресенский); «Кружок русских студентов» (В.В.Альбицкий), «Союз русских рабочих» (С.Наливайко, Ф. Коняев), «Кружок ревнителей святой Православной веры», «Кружок (впоследствии „Общество“) русских женщин» (М.Г.Клименко). В 1908 г. открылся Спасово-Скитский отдел ХСРН, членами которого были представители чёрного духовенства во главе с настоятелем монастыря игуменом Родионом. Кстати, значительным числом отделов СРН на Украине руководили священники.

    Призыв Вязигина к единомыслию и единодушию, обращенный к своим харьковским соратникам, оказался пророческим. Вскоре оно было утрачено, в ХСРН начались распри, переросшие в 1909 г. в открытый конфликт. 24 члена Союза написали жалобу на председателя отдела Хоменко, в их числе был давний соратник А.С.Вязигина проф. В.И.Альбицкий. Совет исключил авторов жалобы из Союза. Они в ответ устроили скандал, попытались создать собственную организацию, тогда решением общего собрания, чтобы «не выносить сор из избы», они были снова приняты в организацию. В результате подал в отставку Совет в составе Вязигина, Хоменко, Ильина, Федоренко и Шенина. Собранием был избран новый Совет (председатель Е.Е.Котов-Конышенко, члены: прот. П.Н.Скубачевский и прот. И.П. Знаменский, а также Иванчин и Юрковей). Однако это не привело к примирению, началась борьба двух Советов. После тяжелых переговоров конфликт был улажен, но ненадолго. В 1912 он снова вспыхнул, к руководству Харьковским СРН вновь пришли противники А.С.Вязигина.

    Конечно, внутренние неурядицы ослабляли ХСРН. Но стоит отметить, что противниками Вязигина оказались отнюдь не самые недостойные люди. Так, прот. П.Н.Скубачевский был известным проповедником-миссионером, а прот. И.П.Знаменский являлся редактором богословско-философского журнала «Вера и Разум», одного из лучших в России, а в 1894—1906 гг. — ректором Харьковской духовной семинарии. Определить кто был прав, а кто нет не просто. При изучении вопроса о разногласиях в ХСРН нужно немало потрудиться, чтобы правильно понять причины внутренних нестроений.

    В любом случае внешние противники монархистов объединялись, укреплялись материально, стремилась занять ключевые посты в городе. С 1908 г. против СРН активно выступил новый губернатор, стремившийся закрыть отдел. С 1901 по 1917 гг. на пост Харьковского городского головы избирались только либералы.

    Пользуясь моментом, А.С.Вязигина начали заманивать к себе националисты В.В.Шульгин и П.Н.Балашов. Однако от их предложений он категорически отказался. 19 апреля 1912 г. он сообщал жене: «К ним я не пойду, а значит остается один путь — полный уход с политической сцены».

    Но он продолжал ещё некоторое время активно участвовать в деятельности монархических организаций. В 1911 г. А.С.Вязигин был членом ревизионной комиссии СРН (сторонников Н.Е.Маркова), 19 апреля 1912 г. он был кооптирован в состав Устроительного Совета Монархических Съездов, 4 мая 1912 г. в РС выступил с докладом памяти кн. М.Л.Шаховского, был также участником 5-го Всероссийского съезда Русских Людей в Санкт-Петербурге (16−20 мая 1912 г.), а 9 сентября 1912 г. выступил в Харькове с обстоятельным докладом об итогах III Гос. Думы.

    В основу последнего доклада было положено выступление А.С.Вязигина в октябре 1911 г. перед харьковскими монархистами на тему «Перед последней сессией». Этот доклад привлек внимание своей обстоятельностью и глубиной, и был опубликован в «Вестнике Русского Собрания». В докладе, который состоял из двух частей (о еврейских притязаниях в Государственной Думе I-III созывов; о современной расстановке политических сил), Вязигин проанализировал политическую ситуацию накануне выборов в IV Гос. Думу. Говоря о требованиях ликвидации черты еврейской оседлости, он призвал к спокойствию и трезвомыслию. А.С.Вязигин убеждал единомышленников, что «не нужно преувеличивать еврейские силы», ибо в России перевес всегда будет за русскими, нужно только просвещать народ и освобождать его от экономической зависимости от евреев. Это, на его взгляд, является «неотложной, насущной задачей».
    Во второй части доклада он констатировал, что раскол в СРН ослабляет позиции монархистов, и выдвинул идею объединения правых, националистов и октябристов (при отделении левых октябристов). По его убеждению, такая коалиция получит устойчивое большинство в Думе: «К такому объединению надо стремиться всюду, ибо иначе нельзя создать здание обновленной, свободной, в лучшем смысле этого слова, свободной от нищеты, от невежества, от бесправия, преданной, как один человек, своему Государю — России». Однако эта идея А.С.Вязигина не была поддержана ни монархистами, ни умеренными октябристами.

    Андрей Сергеевич Вязигин был одним из самых трезвомыслящих политиков-монархистов. Он не только понимал, какие силы выступают против России, но и не строил иллюзий относительно состояния русского общества, особенно его высших слоев. Так, еще в 1908 г. он писал своей жене из Петербурга: «Все разваливается, все трещит. Самые черные дни у нас еще впереди, и мы быстрыми шагами несемся к пропасти. Для меня ясно, что у нас нет ни государственности, ни хозяйства, ни армии, ни флота, ни суда, ни просвещения, ни даже безопасности, но самое главное, у нас нет народа, а есть только население, обыватели. Нет веры, а без веры человек — труп». Он приводил примеры того, как вооружаются соседи, «в то время как русское общество тратит время в бесплодных разговорах и нелепых попытках порвать с прошлым».

    В столь же пессимистических (и как показало будущее — реалистичных) тонах он описывал свои ощущения и мысли в письме к жене от 29 апреля 1912 г.: «Убежден, что разложение „народного представительства“ пойдет у нас с головокружительной быстротой, и нет людей, которые остановили бы падение России, давно разлагающейся. Тут непреодолимые действуют силы, и карающая десница Божия занесена над нашей Родиной. Впереди только чудо может спасти нас от общей участи — разложения государственности. Россия еще долго может сопротивляться, но ее мозг поражен болезнью, и эта болезнь главная. Сюда должны быть направлены все заботы врачебные. Увы, этого не видят, или не хотят видеть!».

     

     

    + + +

     

     


    По окончании работ III Думы А.С.Вязигин не захотел участвовать в новых выборах и решил сосредоточить свои силы на научно-педагогической деятельности. Он никогда не расставался с мыслью снова вернуться на кафедру, а потому даже в Петербурге продолжал свои научные занятия и издал в 1912 г. книгу научных статей «Идеалы „божьего царства“ и монархия Карла Великого». С весны 1913 г. Вязигин приступил к исполнению профессорских обязанностей. Однако из-за консервативных политических убеждений он получил должность ординарного профессора только в мае 1913 г. да и то с прибавкой «и.о.» (либеральная цензура была похлеще государственной).

    С весеннего полугодия 1914 г. А.С.Вязигин начал читать лекции и вести практические занятия по истории средних веков на Высших женских курсах при Товариществе трудящихся женщин. Великолепно зная предмет по первоисточникам, не менее блестяще он вёл и практические занятия, где с редким «терпением и настойчивостью» приучал своих слушателей «относиться вдумчиво к читаемым под его руководством памятникам давно угасшей жизни». Кроме того, он состоял членом Харьковской комиссии Народных чтений, выступая здесь в качестве лектора и составив краткий очерк её деятельности.

    В 1914 г. он был избран гласным Харьковской городской Думы и работал в ряде комиссий.

    А.С.Вязигин продолжал оставаться владельцем типографии, где печатался журнал «Мирный труд». Большой резонанс имела публикация в нём (в 1913 г.) «Заметок по поводу убийства Андрюши Ющинского», которые перепечатывали многие издания. Однако в N 11 за 1914 г. было опубликовано объявление: «Редакция журнала „Мирный труд“ доводит до сведения своих постоянных подписчиков, что по болезни редактора подписка на 1915 год открыта не будет». Такое объявление стало, видимо полной неожиданностью для многих читателей, потому что в следующем, последнем номере журнала, появилось более пространное объявление: «Редакция „Мирного труда“ считает своим священным долгом принести сердечную благодарность всем своим сотрудникам и подписчикам, громадное большинство которых возобновило подписку и на 1915 год, даже после объявления о приостановлении издания. Из разных углов России редакцией получены многочисленные письма, выражающие твердую уверенность, что здоровье редактора вскоре восстановится и он снова сможет продолжать служение родине содействием духовному объединению русских людей, верных заветам нашего славного прошлого и желающих самобытного развития России в будущем». Однако журнал возобновлен не был.

    В 1911—1915 гг. А.С.Вязигин издавал и газету «Харьковские губернские ведомости» («Харьковские ведомости»), где c 1909 г. редактором-издателем была его жена, но 31 декабря 1915 г. и эта газета прекратила существование.

    Не принимая формального участия в политической деятельности, А.С.Вязигин сохранил авторитет в кругах монархистов. В годы Первой мировой войны он вел обширную переписку с правыми деятелями, пытаясь через их посредство повлиять на ситуацию. 5 января 1915 г. в письме к Н.Е.Маркову он предлагал способ снять аграрное напряжение, используя антигерманские настроения в обществе. А.С.Вязигин отмечал, что «народ тяготеет к земле, а не к ограничению власти Государя. Удовлетворение этой тяги Царем должно быть первым и очередным делом, ибо искалеченные, потерявшие трудоспособность люди должны быть обеспечены не 2 руб. 50 коп. годовой пенсии, а по старинке — раздачей неотчужденной земли, отобранной у немецких колонистов, вознаграждение коих по мирному договору должно быть возложено на немцев. Иначе вся ненависть будет направлена на помещиков». 30 ноября 1915 г. в письме к князю Д.П. Голицыну (Муравлину) передавал настроения, царящие в среде простого народа в отношении власти: «Трудно сказать, кто более революционно настроен, правые ли низы или левые интеллигентские круги. Характерно, что недовольство объединяет и тех, и других, и сколько раз мне из правых уст приходилось слышать поговорку: рыба гниет с головы. В глазах русских людей власть имущие позорно оскандалились».

    Монархические совещания 1915 г. прошли без участия А.С.Вязигина. На Совещание монархистов 21−23 ноября 1915 г. в Петрограде, которое организовали сторонники Н.Е.Маркова, от Харькова были приглашены противники А.С.Вязигина. В адрес Всероссийского монархического совещания в Нижнем Новгороде уполномоченных правых организаций 26−29 ноября 1915 г., которое проводили сторонники А.И.Дубровина, он прислал доклад, но лично не поехал. В период подготовки к общемонархическому съезду в 1916—1917 гг. Н.Н.Тиханович-Савицкий включал А.С. Вязигина, как одного из самых авторитетных местных деятелей, в состав предполагаемого Монархического Совета, но Съезд так и не состоялся. В январе 1917 г. Вязигин получил предложение от председателя Гос. Совета И.Г.Щегловитова войти в состав Совета с целью укрепления фракции правых, но он отказался, сославшись на то, что желает продолжить преподавательскую деятельность. И это была не дежурная отговорка.

    А.С. Вязигин был убеждён: «Чтобы справиться с выдвигаемыми жизнью жгучими и острыми вопросами, надо прежде всего знать. Ни одна наука не имеет в этом отношении такого значения, как история, дающая нам опыт длинной вереницы поколений. Наблюдаемое здесь пёстрое разнообразие учреждений и характеров, сталкивающихся идей, страстей, руководящих побуждений и сложных отношений помогает лучше и сознательнее разобраться в настоящем, избегать множества уже сделанных ошибок и неудачных попыток. Но чтобы быть благотворным, знание должно быть сознательным и точным.
    Отсюда вытекает насущная необходимость обращения к первоисточникам, к человеческим документам… Они переносят нас в давно исчезнувшую среду, они позволяют постичь ея особенности, выработать собственное о ней суждение, они развивают такое драгоценное и необходимое качество, как самостоятельность. Обогатив себя знанием, приучившись вдумчиво и самостоятельно относиться к прошлому, человек спасает свою духовную свободу от тяжёлых оков партийности <…>. Такова назревшая, сознанная русским обществом потребность переживаемого нами момента».

    Исходя из такого понимания науки, А.С.Вязигин задумал издать хрестоматию по истории средних веков (пособие к лекциям и практическим занятиям). За 1916 год им было издано 3 выпуска, которые были высоко оценены научной общественностью, как с точки зрения содержания, так и полиграфического оформления. Первую часть четвёртого выпуска он успел издать в 1917 г.

    1 января 1917 г. исполнилось 25 лет его научно-педагогической деятельности. Учитывая обстоятельства переживаемого «времени кровавой борьбы за родину», решили придать торжеству самый скромный, «чисто семейный факультетский характер». После Рождественских каникул, 26 января это чествование и состоялось. А 12 февраля была издана брошюра, посвящённая юбиляру, автором которой выступил Я.А.Денисов.
    В ней подчёркивалось, что А.С.Вязигин исходил из того, что наука должна не чуждаться жизни, но готовить к ней, помогать в неизбежной борьбе с её превратностями. И они в самом скором времени наступили. После февральского переворота, как и большинство монархистов, А.С.Вязигин не участвовал в политической деятельности.

     

     

    + + +

     

     


    С приходом к власти большевиков он не собирался покидать Харьков и продолжал работать в университете, хотя и был отстранён от преподавания в народном университете. В различного рода изданиях (вплоть до сего дня), там, где упоминается А.С.Вязигин, общепринятым стало выражение «расстрелян за антисоветскую контрреволюционную деятельность». В советское время это по сути означало законность и правомерность такого «суда истории». Хотя «к происшедшему перевороту в смысле власти трудящихся», по словам самого Вязигина (пусть и вынужденно, на допросе), он относился «вполне лояльно».

    Однако в начале апреля 1919 г. советом комиссаров высших учебных заведений («Сквозом») А.С.Вязигин был отстранён от преподавания, лишён профессуры, а с 13 мая (по старому стилю) заключён в тюрьму. И хотя революционный трибунал не нашёл за ним вины (по свидетельству В.П.Бузескула «уже несколько лет, как он со свойственным ему пылом и рвением всецело отдавался науке и преподаванию в университете и на высших женских курсах»), тем не менее его продолжали держать в заключении. О зверствах харьковской ЧК известно не много. Именно она являлась главным распределителем арестованных советской властью. Отсюда жертвы направлялись в концлагерь, каторжную тюрьму и особый отдел [Новая Россия. 1919. 21 июня]. В тюрьме А.С.Вязигин читал лекции по средней истории своим «соузникам». Один из них, его многолетний друг, проф. Я.А.Денисов сообщал из тюрьмы, что в качестве гонорара А.С.Вязигин получал от них «гнилое яблоко и, кажется, кусочек полусырого буряка» [Новая Россия. 1919. 10 октября].

    В июне 1919 г. перед отступлением красных из Харькова большая часть узников тюрьмы и концлагеря была уничтожена, трупы были сброшены в яр и слегка присыпаны землёй. Деникинская комиссия три дня извлекала их из земли для передачи родственникам и перезахоронения. Оставшаяся часть узников была вывезена в качестве заложников. В их числе оказались прежде всего члены Русского Собрания, представители дворянства, члены семей промышленников, купцов (в том числе женщины, молодые девушки), «группа лиц судебного ведомства». Среди них находились и А.С.Вязигин, профессор-протоиерей Н. Стеллецкий, Я.А.Денисов [Новая Россия. 1919. 21 июня].

    Сохранилось архивное дело «О лицах, арестованных губисполкомом и губернской чрезвычайной комиссией», из которого видно, что «профессор всеобщей истории, домовладелец, семейный» А.С.Вязигин был взят в заложники именно за свою прежнюю политическую деятельность как активный деятель Харьковского Союза Русского Народа. Об этом свидетельствует сохранившийся протокол допроса Чрезвычайного Военно-Революционного Трибунала, произведенного в Орле, куда из Харькова через Сумы отправили заложников. Протокол представляет собой машинописный лист без даты, без номера и названия дела, без предъявления обвинения, с вписанными от руки краткими сведениями (никак не могущими быть основанием для расправы) с резолюцией Фельдмана: «Заложник».

    Ещё в Сумах часть заложников (22 человека) была зверски казнена. Их закопали вблизи вокзала. Как сообщала газета «Новая Россия» (11 августа 1919 г.), в одной из могил, помещающейся среди огородов были зарыты 10 заложников, расстрелянных ещё в июне. «Все трупы, кроме г-жи Акименко, раздеты. Многие с раскрытыми ртами в позах, вызывающих подозрение, что они брошены в могилу и зарыты ещё живыми. Один из трупов весь изрублен. Остальные, кроме двух расстрелянных Акименко и Хусида, зарублены (следы сабельных ударов на шее). В другой могиле найден труп без головы, рук и ног; по остаткам одежды — военный. По указаниям жителей есть ещё могилы вблизи того места, где стоял вагон с заложниками и в других местах. Точно установлено, что большевики увезли с собою проф. Вязигина, Денисова и Орлова». Оставшихся харьковских заложников в Орле вначале поместили в центральной тюрьме, а потом в концентрационном лагере. По свидетельству нескольких чудом спасшихся заложников, на допросах в тюрьме, лагере А.С.Вязигин «держал себя с достоинством, с непоколебимым мужеством, как герой» [Новая Россия. 1919. 10 октября.].

    8 октября 1919 г. в газете «Новая Россия» в статье «Чудом спасенные» сообщалось, что А.С.Вязигин был зарублен в Орле в ночь на 11 сентября (24 сентября н.ст.). А 10 октября в той же газете была опубликована статья проф. В.П.Бузескула «Памяти ученика, профессора-страдальца», где он сообщил о некоторых ставших известными ему фактах последних месяцев жизни своего ученика.

    Перед нами предстает стойкий православный христианин. По словам В.П.Бузескула, накануне своей кончины, с 3 по 10 сентября (по ст. ст.), А.С.Вязигин вёл дневник («несколько маленьких листиков, написанных, карандашом, твёрдым, убористым почерком, самая большая запись — под роковым 10 сентября»), где излагал свои мысли о Боге, науке, семье. Ещё в одной из статей 1899 г. А.С.Вязигин высказал убеждённость в том, что «только вера даёт силу жить, зарождает упование на милость Творца, не оставляя человека беспомощным и одиноким». Эту веру и пронёс Андрей Сергеевич до последних земных дней.

    К сожалению, нам пока не довелось узнать судьбу этих последних листков (хотя представить их вид, пожалуй, можно — сохранились записки некоторых заложников для своих родных, в том числе и зверски убитого несколько ранее о. Николая Стеллецкого, тело которого так и не было найдено).

    Вместе со своим другом прошёл весь путь до конца и проф. Яков Андреевич Денисов. И был застрелен (или зарублен) в Орле 10 или11 сентября 1919 г. [Новая Россия. 1919. 8 октября]. Установившейся в Харькове власти большевиков, как следует из протокола дознания произведенного 29 июня 1919 г., Я.А.Денисов подчинился «как верующий человек». Однако чекисты инкриминировали ему то, что в июле 1918 г. Я.А.Денисов встречался с останавливавшимся в Харькове по пути в Киев В.М.Пуришкевичем (и сфотографировался с ним), хотя следователю допрашиваемый заявил, что Пуришкевича он не считает серьезным человеком, и оценил его как человека, который далеко не оправдывал той репутации, которой он пользовался. Денисов также заявил, что он «никогда не держался» принципа «бей жидов» и вообще не является сторонником преобладания какой-либо нации". Однако эти заявления не спасли его от расправы.

    13 (26) октября 1919 г. была отслужена панихида в Николаевской церкви (одной из красивейших в центре Харькова, впоследствии разрушенной) «по зверски убитом большевиками проф. Вязигине» [Новая Россия. 1919. 13 октября]. А 17 (30) октября в Крестовой церкви харьковского Покровского монастыря «была отслужена торжественная панихида по замученным в Орле членам церковно-приходских советов в г. Харькове профессорам о. протоиерее Н.С.Стеллецком, А.С.Вязигине и Я.А.Денисове» [Новая Россия. 1919. 17 октября]. Вскоре Харьков вновь оказался под властью большевиков, которые уже на следующий год закрыли столь любимый А.С.Вязигиным университет.

    Не сохранилось сведений (по крайней мере, пока ничего не известно) о могиле Андрея Сергеевича, поскольку на бывшем городском кладбище был устроен молодёжный парк. Не известно до сих пор и о дальнейшей судьбе замечательной русской женщины — Т.И. Вязигиной — супруги и верного друга Андрея Сергеевича. Именно она, в числе других родственников заложников (с А.К.Денисовой и др.) продвигалась на север, вслед за деникинскими войсками и привезла в Харьков тело своего мужа. Не найдены пока и сведения о его двух сыновьях (1896, 1899 г. р.). Его брат, полковник Владимир Сергеевич Вязигин (1863−1929), скончался в эмиграции в г. Нови-Сад (Югославия).

    Во время революции и гражданской войны были уничтожены, лишились имущества все мало-мальски состоятельные православные русские (и великороссы и малороссы), а Харьков практически перестал существовать как русский город.
    Харьков был разгромлен и интеллектуально. В июле 1920 г. университет был ликвидирован, хотя в нём уже не было ни одного правого профессора.

    Губительно на судьбе русского Харькова отразилось и то, что до 1934 г. он был столицей Советской Украины. Была разгромлена и Харьковская епархия: из 12 монастырей и 1063 церквей к 1941 г. незакрытым оставался только один Свято-Казанский храм. Харьковцы превратились в харьковчан, а история дореволюционного Харькова стала объектом немалого числа спекуляций.

     



    ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА:
    Александров И. Чествование члена Госуд. Думы, проф. А.С.Вязигина // Мирный труд. 1907. N11.
    Аносов И. Деятельность Харьковского Союза Русского Народа. Отчет за первый год существования // Мирный труд. 1907. N3.
    Аносов И. Состязание харьковских «черносотенцев» с «красносотенцами» // Мирный труд. 1907. NN8−9.
    Аносов И. Годовой отчёт деятельности Харьковского Союза Русского Народа за 1907 год // Мирный труд. 1908. N2.
    Аносов И. Третий год // Мирный труд. 1909. N3.
    Багалей Д.И., Миллер Д.П. История города Харькова за 250 лет его существования. В 2-х тт. Харьков, 1912.
    Беседа с гласным городской думы, председателем Харьковского союза русского народа Г. К.Уткиным // Харьковские губернские ведомости. 1910. 10 января.
    Бузескул В. Памяти ученика, профессора-страдальца // Новая Россия. 1919. 10 октября.
    Весь Харьков. 1902−1917.
    Выборы в Государственный совет // Харьковские губернские ведомости. 1915. 20 августа.
    Вязигин А.С. Григорий VII, его жизнь и общественная деятельность. СПб., 1891.
    Вязигин А.С. Распадение преобразовательной партии при папе Александре II. Харьков, 1897.
    Вязигин А. Новый оплот Православия в Харькове // Мирный труд. 1904. N1.
    Вязигин А.С. Является ли «Русское собрание» противником всяких преобразований // Мирный труд. 1905. N6.
    Вязигин А.С. Мининская копейка // Мирный труд.- 1906.- N9.
    Вязигин А.С. Папа Григорий Великий как церковно-исторический деятель. Харьков, 1908.
    Вязигин А. В тумане смутных дней. Сборник статей, докладов и речей. Харьков, 1908.
    Вязигин А.С. «Гололобовский инцидент». (Страничка из истории политических партий в России). Харьков, 1909.
    Вязигин А. Перед последней сессией // Вестник Русского Собрания. 1911. N27.
    Вязигин А.С. Тридцатилетие научной деятельности профессора П.Н. Буцинского // Мирный труд. 1912. N2.
    Вязигин А. Итоги Третьей Государственной Думы // Вестник Русского Собрания. 1912. N 9.
    Вязигин А. Идеалы Божьего царства и монархия Карла Великого. СПб., 1912.
    Вязигин А. Разные аршины. К вопросу о замещении университетских кафедр // Мирный труд. 1913. N. 12.
    Вязигин А.С. Праздник мирного труженика. Харьков, 1913.
    Вязигин А.С. Пособие к лекциям и практическим занятиям по истории средних веков. В 2 вып. Харьков, 1916.
    Вязигин А.С. Пособие к лекциям и практическим занятиям по истории средних веков. Вып.3. Харьков, 1916.
    Вязигин А.С. Пособие к лекциям и практическим занятиям по истории средних веков. Вып.4.Ч.1. Харьков, 1917.
    Государственный архив Харьковской области (ГАХО). Ф. Р-203. Оп.3. Ед.хр.43. О лицах, арестованных губисполкомом и губернской чрезвычайной комиссией.
    ГАХО. Ф. Р-1682. Оп.2. Ед.хр.6. Личное дело проф. В.И.Альбицкого.
    ГАХО. Ф. Р-1682. Оп.2. Ед.хр.7. Личное дело В.В.Альбицкого.
    Денисов Я.А. Профессор Харьковского университета М.А.Остроумов. Харьков, 1906.
    Денисов Я.А. А.С.Вязигин: По поводу 25-летия научно-педагогической деятельности. Харьков, 1917.
    Деяния первых двух Всероссийских Съездов Русских Людей. СПб., 1906.
    Думские выступления А.С.Вязигина. Харьков, 1913.
    Ив. Г. Чудом спасенные // Новая Россия. 1919. 8 октября.
    Институт рукописей Национальной Библиотеки Украины им. В.И. Вернадского. Ф.13. Архив Синода. Ед.хр. 4624. Павлов Н.М. Письмо Победоносцеву К.П. от 10 октября 1904 г.
    Історія міста Харкова ХХ століття. Харків, 2004.
    Медик. Я.А. Анфимов // Харьковские губернские ведомости. 1913. 8 декабря.
    Мельгунов С.П. Красный террор в России: 1918−1923. М., 1990.
    Мирный труд. 1902, 1904−1914.
    Незабытые могилы: Российское зарубежье: некрологи 1917 — 1997: В 6 т. / Сост. В.Н.Чуваков; Под ред. Е.В.Макаревич. Т.1. М., 1999.
    Новая Россия. 1918, декабрь — 1919, январь, июнь-ноябрь.
    Омельянчук И.В. Черносотенное движение на территории Украины (1904−1914 гг.). Киев, 2000.
    Открытие кружка ревнителей православия при Харьковском обществе русских людей // Харьковские губернские ведомости. 1906. 13 декабря.
    Петр Николаевич Скубачевский // Харьковские ведомости. 1911. 27 февраля.
    Правые партии. Сборник документов и материалов: В 2-х тт. // Сост. Ю.И. Кирьянов. М., 1998.
    Провинциальная ЧеКа (сборник статей и материалов). Харьков, 1994.
    Скубачевский П., прот. Надо быть готовым к борьбе // Харьковские ведомости. 1914. 13 декабря.
    Третий Всероссийский Съезд Русских Людей в Киеве. Киев, 1906.
    Указатель к журналу «Мирный труд». Харьков, 1913.
    Харьковские губернские ведомости (Харьковские ведомости). 1903−1915.
    Хорсов Л. Праздник русского самосознания // Мирный труд. 1904. N1.
    Хорсов Л. Вторая годовщина открытия Харьковского Отдела Русского Собрания // Мирный труд. 1905. N10.
    Чествование члена Государственной Думы профессора А.С.Вязигина. Харьков, 1908.
    Шудрик И.А. Жизнь, духовное наследие и мученическая смерть профессора протоиерея Николая Стеллецкого (к 80-летию его трагической гибели) // Віра і Розум. 2000. N1.
    Южный край. 1902−1917.
    Я.А.Денисов. (По поводу двадцатипятилетия его учено-педагогической деятельности). Харьков, 1912.

     

    Александр Дмитриевич Каплин, доктор исторических наук, профессор, Харьковского национального университета им. В.Н.Каразина
    Анатолий Дмитриевич Степанов, главный редактор ИА «Русская линия«

    https://rusk.ru/st.php?idar=103874

     

    Категория: История | Добавил: Elena17 (24.09.2019)
    Просмотров: 72 | Теги: преступления большевизма, красный террор, деятели русского движения, даты, россия без большевизма, сыны отечества
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1510

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    АВТОРЫ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru