Web Analytics
С нами тот, кто сердцем Русский! И с нами будет победа!

Категории раздела

История [4129]
Русская Мысль [437]
Духовность и Культура [633]
Архив [1557]
Курсы военного самообразования [101]

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Статистика


Онлайн всего: 5
Гостей: 5
Пользователей: 0

Информация провайдера

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    М.В. Назаров. Похищение Европы. Ч.2.

    Приобрети книгу в нашем магазине: http://www.golos-epohi.ru/eshop/catalog/128/15562/

     

    М.В. Назаров. Похищение Европы. Ч.1.

    Особенно наглядно все эти апостасийные качества современной Западной Европы, ее политического руководства и ее христианских конфессий проявились в коллективной агрессии НАТО в 1999 году против православной Сербии в поддержку сепаратистских устремлений албанской террористической наркомафии [152].
    Напомним: война НАТО против Сербии была развязана в нарушение устава НАТО, который предусматривал соответствие целям ООН и ограничивал сферу своей компетенции лишь обороной территории стран-участниц. Лживым предлогом для войны стало спасение косоваров-албанцев от "гуманитарной катастрофы". Этому предшествовали их переговоры с югославскими представителями во Франции, к которым НАТО привлекло и албанских террористов ‒ руководителей 20-тысячной "Армии освобождения Косова". Сербам поставили ультиматум о согласии на оккупацию всей Югославии войсками НАТО. Сербы не могли принять этого ‒ и разразилась война. Лишь тогда началось бегство албанцев из Косова, которое выдали за их изгнание, а для демонизации сербов было использовано информационное оружие.
    Цель Германии (главного инициатора расчленения Югославии в 1992 году) была эгоистично-близорука: распространить свою экономическую сферу влияния на этот регион. Для США же геополитической целью войны было то, что идущему расширению НАТО на Восток очень мешал пророссийский православный анклав на Балканах. Заодно это стало репетицией "войны цивилизаций", посредством которой мiровая закулиса намерена сталкивать между собой мусульман и христиан во всех регионах мiра для их взаимного ослабления. Духовную цель этой войны раскрывают ракеты с надписями: "Счастливой Пасхи!", которыми НАТО даже в пасхальное Воскресенье бомбило сербские города.
    Примечательно также, что главнокомандующий войной НАТО американский генерал У. Кларк, известный своей жестокостью, как раз в дни этой агрессии публично заявил, что не забывает о том, как его дед-еврей эмигрировал из России в конце XIX века, спасаясь от "русских погромов". В этом был намек на то, что его война против православных сербов отчасти является и его личной еврейской местью всему Православию. Генерал изучал язык главного противника и говорит по-русски. Когда в конце войны российские войска заняли аэропорт в Приштине, Кларк отдал приказ атаковать их, и лишь отказ британского генерала М. Джексона выполнить этот приказ ("Я не собираюсь начинать для вас Третью мiровую войну!") предотвратил столкновение [153].
    Безпрецедентная агрессия сопровождалась безпрецедентной ложью. Разоблачения позже были оглашены даже в западных СМИ (фильм "Это начиналось со лжи" на германском телевидении [154] вызвал дискуссию в печати и в парламенте; фракция "Союз 90/зеленые" выпустила соответствующую документацию [155]): не было "расстрела мирных албанцев" в деревне Рачак, который стал поводом для западной агрессии; "гуманитарный кризис" был создан НАТО искусственно для оправдания войны; ЦРУ и НАТО цинично поддерживали армию албанских террористов и наркоторговцев; против сербского населения использовались запрещенные кассетные бомбы и снаряды с урановыми сердечниками, вызвавшие облучение даже в войсках НАТО.
    Эта война была выгодна только США, которые воткнули в подбрюшье Европы еще один мусульманский кинжал, пошевелив которым можно в нужный момент создавать Европе дополнительные проблемы ‒ для ее дестабилизации. Через албанскую наркомафию ЦРУ закачивает в Евросоюз из Афганистана основную часть наркотиков ‒ это еще одно средство разложения Европы, но, несмотря на многочисленные публикации с разоблачением этого метода самофинансирования тайных операций ЦРУ, европейские правительства трусливо молчат.
    И даже когда албанские победители начали устраивать в Косове мстительные безчинства по отношению к сербскому населению за ими же выдуманный "геноцид" ‒ ни одно из правительств (включая РФ) не осмелилось вынести этот вопрос на международное обсуждение. В Косове проведена подлинная этническая чистка православных сербов: тысячи убиты, 600 тысяч изгнаны и на их место из Албании прибыло более миллиона албанцев; уничтожаются все следы существования сербов на этой земле: разрушены 150 православных храмов, древние памятники культуры, кладбища намеренно превращены в свалки мусора ‒ и все это при попустительстве натовских "миротворческих сил", которые лишь прикрывают этот геноцид.
    Той же цели служит и "суд" над Милошевичем [*] ‒ столь же безпрецедентный по лжи. «Цель этого незаконного трибунала в Гааге ‒ замаскировать преступления США в Югославии», ‒ утверждает бывший министр юстиции США Рамсей Кларк, ставший консультантом Милошевича.
    Всем этим Европа нанесла сама себе не только экономический, но и тяжелый нравственный ущерб.
    Причем США сразу проткнули острием того же албанского кинжала соседнюю православную Македонию и ‒ с теми же целями ‒ добились ослабления ее государственности: албанские представители вошли в органы власти, албанский язык признан одним из государственных. На македонской территории, контролируемой албанскими боевиками, тоже не уцелел ни один православный храм, несмотря на присутствие "миротворческих войск".
    Теперь даже демократическая печать отмечает, что за косовский и македонский конфликты ответственно «ЦРУ, превратившее албанскую секретную службу в свой филиал» и сотрудничающее с так называемой "Армией освобождения Косова" «как с союзником... Известны также факты присутствия американских инструкторов в отрядах мятежников в Македонии». Все эти действия «порождают сомнения в политике США в Балканском регионе», заявили некоторые депутаты германского бундестага, но на более решительные протесты не осмелились [156].
    Итак, картина объединенной Европы весьма печальна...
    Тем не менее Бжезинский в своей книге "Великая шахматная доска" предостерегает от пробуждения в Европе национальных сил «традиционного толка» и их интересов: «Европа тогда перестала бы быть евразийским плацдармом для американского могущества и потенциальным трамплином». Он считает маловероятным, но не исключает возможность «серьезной перегруппировки сил в Европе, заключающейся или в тайном германо-российском сговоре, или в образовании франко-российского союза.... Произойдет налаживание взаимопонимания между Европой и Россией с целью выдавливания Америки с континента» [157].
    Значит, мiровая закулиса допускает и такое неблагоприятное для себя развитие? Посмотрим, какие же есть в Европе потенциальные силы для сопротивления американизации и собственной гибели.
    Прежде всего такие силы пробуждает сам усиливающийся американский глобальный нахрап, вызывающий противодействие. Европейцы играют важную роль во всемiрном движении антиглобалистов, которое, несмотря на свою разношерстность, является стихийным выражением протеста молодого поколения. Ни одна из встреч глав ведущих государств мiра не обходится без демонстраций протеста. При появлении должных политических вождей эту силу вполне можно сделать конструктивной. Антиглобалистское движение имеет и своих интеллектуалов, предлагающих планы переустройства мiровой экономической системы с ограничением всемогущества транснационального капитала (предлагается ввести обложение так называемым "налогом Тобина" всех спекулятивных биржевых перемещений капитала [158]), с развитием производственного самоуправления трудящихся.
    Можно вспомнить, что само государственно-политическое объединение Европы далось непросто ‒ почти в каждой стране около половины населения, опасаясь утраты национального суверенитета, противилось вступлению в Евросоюз на референдумах (иногда их приходилось проводить повторно). Поэтому в оправдание объединения политикам приходилось прибегать и к аргументу, что это сделает Европу более сильной и независимой от США.
    Культурная элита Европы воспринимает как опасность рыночный натиск американской массовой "культуры" и пытается противодействовать этому законодательно (такова, например, защита языка и национального кинопроката во Франции). В глазах европейцев американцы выглядят малограмотной массой (18% взрослого населения США не умеют читать и писать) без традиций и истории, и снижаться на этот уровень даже среднему европейцу не хочется.
    Европа имеет и свои экономические интересы, хотя и связанные с американскими в единой западной экономике, но все же отличающиеся от описанных выше проблем американского паразитирования и нередко вступающие в конфликт с ним. Например, безцеремонное давление администрации США на европейскую экономику (будь то в области бананов или стали) не раз приводило к состоянию торговой войны. Европарламент также пришел к выводу, что глобальная система шпионажа "Эшелон" используется американцами и в целях промышленного шпионажа, что уже нанесло европейской экономике ущерб в 500 млрд. долларов (об этом летом 2001 года комиссией ЕС был составлен обширный доклад на 116 страницах).
    Европейцы опасаются и крушения "долларовой пирамиды", и спекулятивного "пузыря" американской экономики, в связи с чем, например, в октябре 2000 года более 30 членов Сената Италии выступили с призывом создать финансовую систему, не привязанную к доллару [159].
    Как говорит итальянский публицист Дж. Кьеза: «Европа ‒ добропорядочная старушка, которая всегда делает свой бюджет более-менее сбалансированным». Тогда как американцы «в течение сорока–пятидесяти лет работали без обезпечения, в дисбалансе, на негативном сальдо и во внешней торговле, и по задолженностям на разных уровнях... Они всю экономику мiра строили на обмане. Весь мiр пронизан этим обманом... И сейчас они понимают, что если не выиграют, то карточный домик распадется» [160].
    И в области международной политики ‒ чем более агрессивными становятся США и перестают советоваться с союзниками по НАТО в своих военных акциях, разрушая нормы международного права, тем больше растет недовольство европейцев. Бжезинский опасается: «Выдвигавшиеся время от времени Соединенными Штатами претензии на право голоса в процессе принятия решений вели к усилению подозрений европейцев, что США поощряют сотрудничество между ними только тогда, когда они следуют американским указаниям, а не тогда, когда они вырабатывают европейскую политику. Создавать такое впечатление неверно и вредно» [161], ‒ пишет Бжезинский. Но способны ли США вести себя иначе? Ведь именно отношения со всеми союзниками как с "вассалами" он рекомендует в своей книге, видя «три великие обязанности имперской геостратегии» США «в предотвращении сговора между вассалами и сохранении их зависимости от общей безопасности, сохранении покорности подчиненных и обезпечении их защиты и недопущении объединения варваров» [162]. Европейцам было бы очень полезно ввести изучение этой книги в систему политического образования.
    Особенно ярко европейско-американские политические разногласия проявились в отношении к "войне против международного терроризма". Она для Европы не столь жизненно важна, как для Америки, европейцы интуитивно чувствуют искусственность этой войны и не готовы идти на конфликт с мусульманским мiром в качестве тех американских "вассалов", роль которых им откровенно навязывает Бжезинский. Уже операцию в Афганистане после 11 сентября США были вынуждены проводить в основном своими силами; небольшие контингенты стран НАТО были символическими и участвовали не под натовским, а под американским командованием. Еще большие разногласия возникли по поводу войны в Ираке в 2003 году: Германия, Франция, Бельгия резко не пожелали ввязываться в непредсказуемую авантюру ради чужих целей. Многотысячные демонстрации состоялись даже в столицах тех стран, руководство которых сочло более выгодным подчиниться или примазаться к США в надежде на вознаграждение.
    Безоговорочную поддержку политике США оказывают лишь правительства Англии (в силу традиционных масонских связей) и принимаемые в НАТО и ЕС (или стремящиеся туда) "элиты" недавних соцстран, готовые на всё ради "приобщения к цивилизации" (Польша, Чехия, Словакия, даже православные Болгария и Румыния). США поощряют их прием в качестве своих инструментов влияния в Европе, поскольку пользы от них мало (разве что полезна их русофобия и территория для действий против России), а в экономическом плане они являются для ЕС лишь обузой.
    Показательно, что президент и министр обороны США назвали своих европейских оппонентов в иракской войне ‒ "старой Европой", отставшей от хода истории... Это признание европейские политики вместе с Россией могли бы очень выгодно "раскрутить", если бы захотели: европейская элита еще не разучилась гордиться своей "старой" историей.
    "Старых европейцев" будет также гораздо труднее, чем американцев, превратить в стадо и заставить подчиниться тем ограничениям прежних свобод, которые вводятся после 11 сентября 2001 года. Дж. Кьеза пишет: «Американское общество уже находится вне рамок демократии, там установилась тоталитарная система, особенно в области информации, которая не позволяет гражданам Америки выслушивать разные точки зрения... Поэтому Европа не имеет права благодушествовать. Она начинает понимать, что она уже не союзник, а подчиненный, или враг» [163].
    Желанием независимости от США объясняется и ряд европейских проектов: от альтернативного ракетостроения (пока не очень успешного, тем не менее Франция уже обзавелась собственным разведывательным спутником) и создания своей альтернативной спутниковой системы глобального определения местоположения "Галилей" (пока что Европа в этом полностью зависит от США, и если им вздумается отключить своих пользователей-союзников за непослушание, они потерпят значительный ущерб) [164] ‒ до европейских сил быстрого реагирования вне подчинения США (инициатором стала Бельгия). В конечном счете и судьба европейской валюты будет зависеть от того, какие настроения станут преобладающими в европейском естеблишменте: будет ли евро инструментом нивелировки по плану мiровой закулисы, или же действительно сможет соперничать с долларом за роль резервной валюты как экономический выразитель европейского оборонного антиамериканизма.
    Антиамериканизм может быть также и средством решения проблемы мусульманской эмиграции в Европе. Чисто националистические оборонительные меры против инородцев для этого уже недостаточны и могут быть использованы мiровой закулисой для "столкновения цивилизаций" внутри самой Европы. Есть другой способ обезопасить и ограничить приток и влияние мусульман ‒ достижение политического компромисса с мусульманским мiром на основе совместного антиамериканского сопротивления... Примирению помогло бы и откровенное освещение провокационных целей мiровой закулисы.
    Однако, к сожалению, накапливание соответствующих сил и идей возможно лишь вне государственной системы политики и образования (все это подконтрольно мiровой закулисе, как и ведущие СМИ). Поскольку западные христианские конфессии не дают возможности европейцам сформировать верные духовные и национальные ценности, противостоящие Новому мiровому порядку, ‒ многие национальные патриотические круги, издательства, организации уклоняются в эгоистичный языческий национализм. (Ту же картину мы видим и в России, но все же сохранение в ней Православия дает многим патриотам верный ориентир ‒ чего почти нет в среде европейских националистов.)
    Такой европейский национализм инстинктивен и исходит лишь из опасения, что насаждаемый "мультикультурализм" и американизация во главе с еврейством разрушают их традиции ‒ независимо от качества самих традиций. А социальные низы недовольны тем, что приток иностранцев и беженцев обременяет госбюджет. Такой национализм, конечно, противостоит всесмешению народов и в этом смысле неплох. Но у него отсутствует религиозное осмысление мiрового апостасийного процесса. Отсутствует видение противоборствующих полюсов: на одном ‒ американская апостасийная цивилизация, на другом ‒ русская удерживающая православная [**]. Поэтому у национальных кругов в Европе нередко встречаются и антирусские настроения ‒ глобальная антирусская пропаганда находит почву и в этой среде из-за ее эгоистичности.
    Ранее мiровая закулиса намеренно отождествляла понятия русского и коммунистического, чтобы сплотить страны НАТО в отражении "русского коммунизма"; теперь, когда этой угрозы уже нет, США сеют дезинформацию о "русской мафии", "безконтрольном" российском ядерном оружии, "росте традиционной русской агрессивности" (чему очень помог Жириновский) ‒ чтобы побудить Европу и далее подчинять свои интересы политике США в обмен на защиту от "восточных варваров". Поэтому немалая часть, например, германских националистов в югославской войне была на стороне Хорватии и приветствовала агрессию против демонизированной православной Сербии, не понимая сути этой войны.
    Разумеется, мiровая закулиса через свои спецслужбы стремится внедрить в патриотические организации своих агентов, чтобы показать общественному мнению опасность праворадикального национализма. Например, в Германии был провокационно инициирован судебный процесс по запрещению Национал-демократической партии, в которой из 210 руководящих членов не менее 30 были платными агентами спецслужб и организовывали провокации, чтобы дать повод для судебного процесса [166]. Агенты внедряются и с целью направить патриотические организации на политически неконструктивный и духовно ложный путь агрессивного языческого шовинизма. Им навязываются ложные герои (Гитлер), ложные враги (например, в Германии: "происки британских агентов", "непредсказуемость варварской ядерной России") и ложные методы борьбы с ними ‒ вместо определения истинных врагов и союзников. Это неудивительно: «90% распространяемых в Германии праворадикальных материалов исходят из США», где эти круги давно стоят «под интенсивным наблюдением и контролем» [167].
    В принципе, если бы в Европе нашлись и выдвинулись наверх мудрые и мужественные политические лидеры, она еще могла бы отделить свою судьбу от американской долларовой пирамиды, от американских планов построения Нового мiрового порядка и защитить от него, по крайней мере, то, что осталось европейского ‒ в союзе с другими странами, отстаивающими свою самобытность.
    И прежде всего в союзе с Россией, чьи природные и людские ресурсы (как и научный потенциал) могут быть основой для более взаимовыгодного альтернативного мiроустройства. Отношение к России у США и у Европы даже с чисто прагматической точки зрения должно быть противоположным: США необходимо максимальное ослабление России для захвата ее ядерного оружия и ресурсов, тогда как для Европы ослабление России будет означать экономические убытки и нежелательный поток беженцев.
    Российская дипломатия должна была бы максимально использовать это существенное различие, отдавая и в сотрудничестве с европейскими структурами предпочтение наиболее выгодным для нас. Наименее приемлема структура НАТО (создание "Совета Россия–НАТО" ‒ как мы уже сказали, является обманной ширмой). Отношения с Советом Европы, ОБСЕ и структурами Евросоюза могут быть направлены на поддержку общеевропейских разногласий с США. Например, скандал с "Эшелоном" было бы нетрудно перевести в судебный процесс с требованием компенсаций ‒ если бы такое же требование выдвинули Россия и ряд других стран. Следовало бы поддержать и тех политиков, которые стали вскрывать всю закулисную подоплеку и антиевропейский итог войны в Югославии. В экономических же и культурных взаимоотношениях России лучше опираться на двусторонние отношения со "старыми" европейскими государствами, поощряя их национализм, а не на общеевропейские "вавилонские" структуры, где велико влияние США и масонской идеологии. Вспомним еще раз, почему была разрушена Богом Вавилонская башня.
    Весьма плодотворным может стать также развитие общеевропейских межправославных связей, тем более что в Евросоюз входит православная Греция, в которой, помимо либерально-экуменического духовенства, есть и по-настоящему православное, связанное со Святою Горою Афон (она, кстати, нуждается в защите от попыток секуляризации). В ходе расширения Евросоюза на восток в его составе уже оказались (или вскоре окажутся) страны православной традиции: Румыния и Болгария, а также поместные православные, хотя и сильно модернизированные, Церкви Финляндии, Польши, Чехии, Словакии, прибалтийских стран. То есть Православие представляет собой одну из официальных конфессий в Евросоюзе и его голос вполне может звучать громче, в том числе в деле необходимой защиты оклеветанного и расчлененного сербского народа. Но этот голос будет услышан европейскими патриотами только при безкомпромиссном отстаивании Истины, когда в идущем политическом процессе добро и зло называются своими именами. Если бы такое качество обрел в своих внешних отношениях главный оплот Православия ‒ Русская Православная Церковь, она могла бы внести очень важный вклад в становление здоровых христианско-патриотических сил Европы. Этому помогла бы и русская православная эмиграция во всех европейских странах.
    Конечно, все это, да и сама заинтересованность России и Европы в добрососедском сосуществовании будет Америкой восприниматься враждебно и вызовет соответствующее давление, но это также может способствовать осознанию Европой опасной для нее зависимости от США.
    Мудрые люди, понимающие всю важность российско-европейского антиамериканского союза есть и в Европе, и в России. Но, к сожалению, в Европе им уже очень трудно, а может быть, и невозможно прийти к власти путем демократических выборов. На таких выборах мiровая закулиса обладает огромными возможностями для манипулирования массами обывателей. Правые партии в Германии редко преодолевают 5%-ный барьер даже на местных выборах.
    Даже если где-то подобные националисты чудом и придут к власти ‒ они у себя в одиночку изменить ничего не смогут. Так, в Австрии в 2000 году оказалась у власти "Партия Свободы" весьма умеренного националиста Й. Хайдера. О борьбе против мiровой закулисы он даже не заикался, а просто хотел ограничить приток иностранцев и не во всем поддаваться еврейским "холокостным" требованиям. Пришел он к власти законным путем ‒ тем не менее ему был объявлен всеевропейский бойкот. Только из-за того, что это могло стать опасным примером для других стран. Хайдеру пришлось уйти с первых ролей, а затем и потерять власть. [В 2008 году погиб в автомобильной катастрофе... ‒ Прим. 2020.]
    Закулиса может успешно манипулировать и избранными политиками. Например, партия "зеленых" в Германии осуждает действия США, однако ее министра иностранных дел ФРГ Й. Фишера (используя компромат из времен его бурной молодости) США заставили служить своим целям в ущерб российско-германскому сотрудничеству. Ведь особую опасность, с точки зрения мiровой закулисы, представляло бы «сближение Германии и России, чему США должны пытаться воспрепятствовать в любых обстоятельствах, даже с применением силы», ‒ заявил и Г. Киссинджер [168].
    Такое сближение было бы возможно, лишь если бы Россия восстановила свою православную государственность и помогла бы национальным силам Европы прийти к власти в своих странах, показав избирателям всю легко доказуемую выгоду от экономического сотрудничества с Россией (для чего предложить реальные проекты). Особенно психологически важно это в Германии, которой давно надоело спекулирование темой "холокоста". Вместо вдалбливания российским школьникам смеси советской и "холокостной" интерпретаций войны, что продолжает отталкивать наших возможных правых союзников в Европе, в наших общих интересах было бы назвать истинных виновников Мiровых войн, которые были искусственно развязаны для устранения одних противников мiровой закулисы другими. В этом русле лежит и противодействие антирусской пропаганде в Европе.
    Однако торопливо услужливый проамериканский курс Путина после 11 сентября 2001 года разочаровал те силы в Европе, которые хотели бы избавиться от американской опеки. И сделано это Путиным в тот момент, когда антиамериканские настроения в Европе стали все больше и повсеместно проявляться даже на верхах! В протестах американской агрессии в Ираке голос европейских лидеров звучал громче, чем голос президента РФ, который сделал все, чтобы не поссориться с США.
    Итальянец Кьеза, сожалея о гибели русской цивилизации под натиском международной мафии, озаглавил свою книгу об этом "Прощай, Россия!" ‒ «Прощай, потому что уже не видно, за что можно зацепиться, чтобы устоять против течения... Иногда страны, нации, народы исчезают, уходят и не возвращаются... Третий Рим, вернее, страна, претендовавшая на этот титул, сворачивает свои знамена... И без боя. Россия со всей своей хваленой духовностью склоняется с приходом царства прагматизма, успеха и материализма... Прощай, Россия! Они добились своей цели и успели разбогатеть, сплотиться, стать частью прочной паутины, окутавшей мiр в конце века... Олигархия... сосредоточила в своих руках настолько огромное богатство, что может теперь надолго удержаться у власти, выделяя малую его толику для тех, кто будет защищать ее внутри страны» [169].
    Мы уже возражали на это, что шанс у Третьего Рима все-таки остается, если его православное ядро сможет заслужить Божию помощь для выполнения своей последней миссии (об этом еще подумаем в следующих главах). Но без воскресения России название книги Кьезы можно применить и к его родине ‒ "Прощай, Европа!"...
    Если же в России в самые ближайшие годы не сменится внешняя политика (то есть нынешняя власть), то выражение "Прощай, Европа" наполнится еще одним смыслом: это будет утрата Россией патриотических европейских сил как возможного союзника. Ибо самостоятельных сил для сопротивления Америке Европа без России сформировать не сможет (это несомненно) и в еще большей степени превратится в американский антироссийский плацдарм.
    А поскольку в сравнении с Европой у России, благодаря сохранившейся в части ее народа духовной грамотности, потенциальный шанс появления патриотической власти остается более реальным ‒ да, с Божией помощью! ‒ то работа на это должна стать совместной задачей патриотических сил Европы и России ‒ как утопично это ни звучит. Даже немногие европейские деятели могут оказаться в этом полезными (они скорее, чем русские оппозиционеры, получат доступ к российским СМИ по принципу: нет пророка в своем отечестве). В любом случае, только вместе с Россией здоровые силы европейских народов смогут действовать на стороне сил добра в завершающей историю битве. (...)
    Из книги "Вождю Третьего Рима", 2004 г.
    https://rusidea.org/410608
    К сожалению, с тех пор дополнительное препятствие для нормализации отношений с право-консервативными силами в Европе президент РФ Путин внес своим "отмыванием" советской геополитики и, в частности, превращением советской трактовки войны 1941-1945 гг. в "светскую религию" перманентного победобесия.
    ________________________________________
    [*] Сербия во многом похожа на Россию, прежде всего единством мiропонимания как страна славянская и православная. Это как бы Россия в миниатюре, отчасти и со сходными национальными проблемами. И она в 1990-е годы вступила в тот же разрушительный посткоммунистический период, что и Россия. Только там, вместо Горбачева и Ельцина, купивших себе признание США ценою сдачи интересов исторической России, оказался Милошевич, попытавшийся сопротивляться. Именно поэтому его объявили преступником, а не потому, что он был коммунистическим лидером. Горбачев и Ельцин тоже были коммунистическими лидерами, ‒ но все их геополитические уступки и развал исторической России Запад встречал аплодисментами, потому и оставил их "рукопожатными".
    Однако Милошевич сопротивлялся, ставя на первое место интересы сохранения своей личной власти, а не подлинные интересы сербского народа. Он своевременно не пересмотрел внутренние коммунистические границы, унижавшие сербов, позволил расчленить страну по этим неестественным границам, пошел на уступки иностранному давлению. Не всегда он соблюдал и законность. Возможно, потому народ и не защищал его, когда демократическая оппозиция вырвала у него власть и затем выдала трибуналу агрессоров. Но судить его за это ‒ дело самого сербского народа. В Гааге же его судят как раз за прямо противоположное: за то, что он пытался в чем-то отстаивать сербские интересы.
    По сути, Милошевич как коммунистический лидер был очень удобной фигурой для мiровой закулисы: это позволяло ей скрывать подлинные цели антисербской кампании и утверждать, что война идет только против коммуниста Милошевича...
    Подлинное же решение сербского вопроса лежит в осмыслении сербской идеи. Что такое Сербия: страна "как все", то есть как западные демократические государства? (Надо сказать, что нынешний сербский национализм по сути мало чем отличается от западного понимания государственности, таким он в Югославии зародился уже в ХIХ веке в борьбе против Австро-Венгерской монархии.) Или же Сербия причастна к русской православной идее Третьего Рима: быть цивилизацией, стремящейся жить по Закону Божию и этим удерживать мiр от распространения "тайны беззакония"? В этом втором случае Сербия также должна стремиться к восстановлению у себя православной монархии.
    [**] Все это касается и "патриотическо-христианской" оппозиции в Америке. Видный ее представитель П. Бьюкенен в книге "Смерть Запада" более всего обезпокоен уменьшением численности белого населения в мiре под натиском бурного роста других народов. Причем он не только объединяет США с Европой в единое целое, но понимает под Западом всю белую расу, включая Россию. Она действительно едина с Европой в общем христианском происхождении, но не в последующем отношении к христианству, в чем вся суть вопроса. Поэтому, даже когда Бьюкенен протестует против разложении старых христианских традиций белой Америки, он чрезвычайно упрощает проблему.
    Он не упоминает об основополагающей роли масонства и еврейства в создании США, хотя, как верно писал В. Зомбарт: «То, что мы называем американизмом, есть в главных своих чертах не что иное, как кристаллизовавшийся еврейский дух». Бьюкенен не задумывается и о том, насколько "христианским" было восхваляемое им американское «воинствующее христианство»: его приверженцы-протестанты воевали не против сатаны, а против других народов за свои земные интересы и в подражание евреям оправдывали это своей "богоизбранностью". Геноцид индейцев и война за сохранение рабовладения у Бьюкенена считаются героическим прошлым Америки, он протестует против его "очернения" и даже против призывов к покаянию (гл. 7: "Война против прошлого"): «ни одна нация не может соперничать с нами в величии нашей истории» (с. 360). "Мы, американцы, благословеннейшие из смертных» (с. 365). Бьюкенен предлагает даже восславить ХХ век как "Первое американское столетие", в котором Америка «уничтожила два варварских националистических братства: германских нацистов и русских коммунистов» (с. 245); он и сегодня ратует за мiровое превосходство США, только не подчиненное мiровому правительству (с. 336-337). То есть он не понимает духовной расстановки сил, противоборствовавших в ХХ веке.
    Бьюкенен утверждает: «Если Америка перестанет быть христианской страной, это произойдет потому, что она перестанет быть демократической» (с. 258). Он не видит двигатель всемiрной апостасии ‒ власть еврейских денег, утверждающуюся именно в демократии американского типа. Разлагающей силой в США он считает "культурный марксизм" (Лукач, Грамши, Адорно, Маркузе; с. 114-137), а ведь этот марксизм имеет духовное родство с антихристианской демократией, будучи одним из ее инструментов.
    До осознания единственной альтернативы тому и другому ‒ Православия ‒ Бьюкенен, к сожалению, не поднимается, а ведь это была и воочию явленная на Аляске достойная альтернатива европейской колонизации Америки: без рабства и геноцида местного населения, которое русские стремились превратить в таких же православных чад Церкви и Империи, какими были сами.
    Поэтому, при всей нашей политической симпатии к изоляционистко-патриотическим взглядам Бьюкенена, для нас очевидно, что ему и его единомышленникам не победить в борьбе за «независимость Америки от мiрового правительства». Эта победа уже невозможна политическими средствами, а лишь с Божией помощью, на которую можно надеяться лишь при полной верности Истине. Без уяснения роли США в мiровой "тайне беззакония" и без очищения американских христиан от своих исторических грехов они не могут получить Божию помощь.
    Тем не менее православная Россия вполне может рассматривать и американских патриотов как своих политических союзников (несмотря на утилитарное понимание ими христианства) ‒ ради замедления построения царства антихриста и спасения достойнейших из них. И если прогноз Бьюкенена об этническом крахе Америки и Европы исполнится еще до конца истории, а России в это время удастся восстановить свою православную государственность и сохранить свои просторы, мы будем готовы принять на них таких "белых" беженцев-патриотов из всех стран для совместного сопротивления царству антихриста и дадим им возможность осознать весь масштаб нашей общей задачи.


    [152] См.: Назаров М. Вторая Косовская битва. Смысл и уроки войны в Югославии // Москва. 1999. № 8.
    [153] Wesley Clark: General Issues // FrontPageMagazin.com. 2003. Aug. 25.
    [154] Es begann mit einer Lüge. Dokumentarfilm von J. Angerer und M. Werth. ARD. 8.2.2001 um 21:45. Text: www.wdr.de/online/news/ kosovoluege.
    [155] Materialsammlung zum zweiten Jahrestag der militärischen Intervention der NATO im ehemaligen Jugoslawien. März 2001.
    [156] Независимая газета. М., 2001. 9 авг.
    [157] Бжезинский З. Великая шахматная доска. С. 232, 93-94, 72-73.
    [158] Ramonet Ignacio. Désarmer les marchés // Le Monde diplomatique. 1997. Decembre. P. 1. Эта статья "Разоружить рынки!" положила начало международному "Движению за налог Тобина в помощь гражданам" (АТТАС), насчитывающему 100 тысяч членов в 50 странах, в том числе в России. См.: Казинцев А. Симулякр, или Стекольное царство // Наш современник. М., 2003. № 12. С. 193-199.
    [159] Распад мировой долларовой системы: ближайшие перспективы. М., 2001. С. 5-6.
    [160] Завтра. М., 2002. № 43.
    [161] Бжезинский З. Великая шахматная доска. С. 94.
    [162] Там же. С. 54.
    [163] Завтра. 2002. № 43.
    [164] Richter Karl. Tödliche Bedrohung USA. Waffen und Szenarien der Globalen Herrschaft. Tübingen, 2004. Op. cit. S. 182-190. В книге также описывается, как США пытаются противодействовать этому европейскому плану и некоторым оборонным проектам, в том числе своей агентурой влияния.
    [166] Независимая газета. 2002. 4 февр. и 23 июля.
    [167] Bülow Andreas, von. Im Namen des Staates. S. 468-469, 480, 281. О жалком состоянии патриотических партий в Германии и их проблемах см.: Кляйн А. Правые партии и выборы в Германии // Наш современник. 2003. № 11.
    [168] Welt am Sonntag. 1992. Jan.; цит. по: Benoist Alain. Die Welt nach dem 11. September. Tübingen, 2002. S. 123.
    [169] Кьеза Джульетто. Прощай, Россия! М., 1998. С. 256-260.

     

    Категория: История | Добавил: Elena17 (14.04.2021)
    Просмотров: 124 | Теги: михаил назаров, книги, РПО им. Александра III, россия и европа
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Помощь сайту

    Карта Сбербанка: 5336 6902 5471 5487

    Яндекс-деньги: 41001639043436

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1862

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru