Русская Стратегия

      Цитата недели: "Мы переживаем тяжкое, болезненное время, когда чувство любви к Отечеству подрывается множеством деморализующих влияний. Мучительно это время бесконечных бедствий, нас охвативших... Но можно сказать - что ничто не потеряно у людей, если они сберегут чувство любви к Отечеству. Всё можно исправить и воскресить, если у нас сохраняется любовь к Отечеству. Но всё погибло, если мы допустим ей рухнуть в сердце нашем." (Л.А. Тихомиров)

Категории раздела

История [772]
Русская Мысль [146]
Духовность и Культура [140]
Архив [415]
Курсы военного самообразования [17]

Поиск

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

СВОД. НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Статистика


Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    Лидия Сикорская. Экклезиология иосифлян по трудам представителей иосифлянского движения. Ч. 1.

    Лидия Сикорская. Экклезиология иосифлян по трудам представителей иосифлянского движения. Ч. 1.

    Мы же в заключение приведем лишь некоторые примеры поразительного  единодушия церковных деятелей за рубежом и в угнетенной богоборцами России. Их выводы  по отношению к сергианской церкви порой даже дословно совпадают[15]. Самый характерный пример – труды Ивана  Михайловича Андреевского (Андреева). Непосредственный участник иосифлянского движения в Петроградской епархии, (член Петроградской делегации к митрополиту Сергию в декабре 1927 года, оставивший запись этой исторической встречи), он сам, будучи живым  носителем и продолжателем иосифлянской традиции в зарубежье, и в своих трудах всегда четко и ясно выражал экклезиологические воззрения иосифлян:

    «Советская церковь нарушила не только св. каноны. Она попрала основной догмат Православия – ДОГМАТ о ЦЕРКВИ. Ведь разве к Советской церкви, после всех ее “дел” и “слов” (а слова церкви это ее дела) применимы слова св. догмата: “Единая, святая, соборная и Апостольская Церковь?” Не звучит ли это теперь кощунством? Ибо нет в ней  ни единства, ни святости, ни соборности, ни Апостольского духа.

    Не целостное единство, а суммарный конгломерат, не духовный организм “тела Хри­стова”,  а лишь формальная церковная организация, в которой нет и намека на святость (ибо святость и принципиальная ложь – несовместимы), ни главное, Апостольского духа любви и ревности к чистоте и правде – вот что собою представляет понятие нынешняя “советская церковь”.

    Эта церковь совершила  нечто более страшное, чем нарушение канонов и догматов: ОНА ИЗМЕНИЛА СВ. ДУХУ, солгав пред всем миром, что в России, именуемой теперь СССР, владычествует не богомерзкое правительство богоборческого самовластия антихри­стова духа, ненавидящее и гонящее Христа и верную Ему до конца истинную Православную Церковь,  а “избранник Господень, ведущий наше отечество к благоденствию и славе”»[16]

    Догматическое  отступлении сергианской церкви  подчеркивал архиепископ Виталий (Максименко): «Патриархия нарушила существенный догмат о Церкви Христовой,  отвергла Ее существенное назначение – служить обновлению людей и  заменила   противоесте­ственным для Церкви служением безбожным целям коммунизма.  Это отступление горше  всех прежних арианств, несторианств, иконоборчества и прочих. И это не личный грех того или другого иерарха, но коренной грех Московской патриархии, утвержденный, провозгла­шенный, связанный присягой  пред всем светом. Это так сказать догматизированная апоста­сия»[17].

    «Церковью лукавнующих» называл Московскую патриархию  в своих проповедях и статьях  Архиепископ Аверкий (Таушев). (Такие же суждение высказывал неоднократно и  святитель Филарет (Вознесенский) и ряд других архиереев[18]).  Приравнивая сергианство к живоцерковничеству и обновленчеству, ставящим себе идеей примирение христианства с миром сим, во зле лежащим,  владыка Аверкий подчеркивал, что «все это есть по существу уже отпадение от истинной Церкви. Может ли быть Церковью организация, которая призывает к ''лояльности'' служителям сатаны? Это конечно, уже не Церковь,  а лже-церковь или «церковь лукавнующих», по выражению Слова Божия (Псал. XXV)  и состоять в такой «церкви» не только не спасительно,  а наоборот – губительно».

    «Эта “церковь лукавнующих” в настоящее время, хитроумными происками врага че­ловеческого рода, не безуспешно стремится подменить собою и совсем заменить для верую­щих истинную Церковь – подлинную Церковь Христову»[19].

    Одну из самых подробных разработок темы «лжецеркви» представил в своей  книге[20]  и статьях протоиерей Борис Молчанов. Он  различал две  лжецеркви,  возникающие  в эпоху апостасии:  «церковь лукавнующих» и «церковь-блудницу»; их составляют «церковные иерархи со своим клиром и паствою, порвавшие связь с Христовой Истиной, но продолжающие лицемерно выказывать себя членами истинной Церкви». Характерной чертой первой лжецеркви – «лукавнующих» будет то, что она  постарается «всячески затушевывать какую-либо разницу между собою и истинной Церковью, постепенно вводя свое ложное учение – под самым высоким лицемерным поводом – в недра истинного православного учения».  «“Церковь-блудница” будет возрастать наряду с “церковью лукавнующих”, она не будет изменять вероучения, но вступит в тайный союз с богоборческой властью»... 

    Протоиерей Борис, приводя стихи из 17-й главы Апокалипсиса, обращался к тем же апокалиптическим образам Церкви, что и новомученик Михаил Новоселов, и далее почти его же словами (см. выше: «Письмо к другу») давал им следующее толкование: «Да и как было не дивиться св. Тайнозрителю, когда он вместо истинной Церкви первохристианской – вместо “Жены, облаченной в солнце”, вместо “Чистой Девы”, “Невесты Христовой”, убегающей в пустыню от зверя (в нелегальном положении спасающейся в катакомбах и пустынях от преследования власти), в дали времен узрел жену – “великую блудницу”, сидящую на звере (см. Откров. 12, 17-18). Это усаживание жены на зверя или отпадение Церкви от брачного союза со Христом и вступление ее в незаконный “любодейный” союз  с Антихристом или его предтечами – в Св. Писании уподобляется нарушению брачной верности. Поэтому и та часть Церкви, которая изменила Христу, вступила в тайное соглашение с властью зверя, на языке Св. Писания называется “церковь-блудница”».

    «На появление “церкви-блудницы” в мировом масштабе можно смотреть как на завершение эпохи апостасии, выводящей на мировую арену Антихриста»...

    «Имея зарождение “церкви лукавнующих” в виде всех стараний Всемирного объеди­нения христиан не в Церкви, а на почве отвлеченного христианства, мы имеем и зарождение “церкви-блудницы” в лице Советской церкви, вступившей в деловой союз с “красным зве­рем”, преисполненным “именами богохульными”»[21].

    И в других своих статья протоиерей Борис постоянно подчеркивал это отпадение сергианской церкви и разоблачал стремления некоторых околоцерковных авторов объединить подчинившихся богоборцам и сохраняющих духовную свободу исповедников в одну «Плененную Церковь» (См. его   отклик на очерк Глеба Рара  «Плененная церковь», 1954 г.) [22].

     «”Советская Церковь” не плен Церкви, не угнетение Церкви, не гонение на Церковь, а нечто существенно иное, – писал в это же время  многолетний редактор «Православной Руси» архимандрит Константин (Зайцев). –  Все это было и осталось, но все это уже достигло результата, который надо иметь мужество  видеть. То, что именуется “Советская Церковь” служит Советской власти, а так как эта власть воинствующе безбожная власть, то и “Совет­ская” Церковь уже не Церковь; одновременно служить Богу и Велиару нельзя»[23]

    Замечательный духовный писатель и мыслитель, исполненный эсхатологических переживаний, подобно своему земляку, петроградскому исповеднику Феодору Андрееву, ар­химандрит Константин разделял и его взгляды на сергианство и судьбы Церкви, о чем свидетельствуют журналы «Православная Русь» а также ежемесячные и ежегодные приложения («Православная жизнь» и «Православный путь»), которые архимандрит Константин  редактировал с 1949 до 1974 годам.  Досточно перелистать страницы этих изданий, чтобы в этом убедиться. Таким образом  официальные  печатные органы Русской Православной Церкви за границей, являясь выражением ее соборного голоса, в  то же время,  по крайней мере, на протяжении четверти века, когда их редактировал архимандрит Константин,  выражали именно иосифлянские взгляды в отношении сергианского отступления.

     Из редакционной статьи 1953 года:

    «Особенность нашего времени заключается в том, что темные силы ополчились не против того или иного учения Церкви,  а против самого явления и понятия Церкви, против догмата Церкви и это, при том, не в образе отвлеченного колебания этого догмата, а в образе подмены Церкви как живого явления ее фальсификацией. Самый, так сказать, аппарат Церкви становится гнездилищем неправды, тем заставляя верных отрекаться от этой «подмененной» Церкви как от Лжецеркви, как от «анти-Церкви» —  и уходить в пустыню, унося с собою туда Историческую Церковь. Мы наблюдаем страшный процесс внутреннего перерождения нынешней плоти Церкви, совлекающего с нее благодать Духа Святого — нечто ранее неслыханное и свидетельствующее о том, что мир переходит в новую стадию своего бытия.

    Непредставимое произошло с Русской Православной Церковью. На месте святе водворилась — в духовном смысле — настоящая мерзость запустения. Там, где благоухала Церковь Истинная, отраву источает ныне “Церковь лукавнующих”»[24].

               

                Свидетельство архимандрита Константина  об отношении к Советской церкви в харбинский период (во время Второй мировой войны) — из статьи о прозорливом  харбинском старце схимнике о. Игнатии: «Писал я в те годы  историю Русской Церкви в ее подсоветском существовании. Знакомил с ходом моих мыслей и с выводами,  к которым приходил, и старца. Тут выяснилось  его категорическое суждение о природе так называемой  Советской церкви. Формула его была кратка и безапелляционна: “Священство не священство и таинство не таинство”. Я вполне понимал эту точку зрения и ее формально разделял, но не в такой безапелляционной форме. Я принципиально стоял на той же точке зрения, но я допускал возможность таких явлений в жизнедеятельности Советской церкви, когда по милосердию Божию, даже  в условиях этой заведомой Лжи, способна была обнаруживаться Божия благодать, преодолевающая порочность Советской церкви как таковой. Не знаю, как воспринимал это старец – мы не дебатировали на эту тему. Я только высказывал слагаю­щийся у меня взгляд на вещи. Он же оставался при своей формуле, которую, кстати сказать, в той же редакции самостоятельно выработал для себя и митрополит Мелетий…»[25]

     

    Приложение

     

    В заключении своего известного «Письма к другу» новомученик Михаил Новоселов приводит слова одной блаженной, которой по-видимому сказали, что митрополит Сергий не погрешил против канонов, что он не еретик. «Что же, что не еретик! – возразила блаженная. – Он хуже еретика: он поклонился антихристу, и если не покается, участь его в геене вместе с сатанистами».

    «Все это вместе взятое, - пишет Михаил Александрович, -  и многое другое, видимое и  слышимое, и заставляет живые верующие души настораживаться и внимательно всматри­ваться в развертывающуюся перед нами картину усаживания жены на зверя. Эти души чув­ствуют новую, небывалую опасность для Церкви Христовой и, естественно, бьют тревогу. Они в большей части своей, не спешат с окончательным разрывом с церковными «прелюбо­деями»,  в надежде, что совесть их не сожжена до конца, а потому возможны покаяние и ис­правление, т. е. отвержение начатого ими темного дела. Сбудется ли это чаяние?! От души го­ворю: подай Господи! Но в самой глубине его нахожу сомнение и, однако пока не ставлю точ­ки над i. Пусть поставит ее время, а точнее сказать, Владыка времен! Он же да сохранит нас как от легкомысленной поспешности, так и от преступно равнодушной медлительности в том страшно ответственном положении, в которое мы поставлены Промыслом Божиим!»

    Это было написано в октябре 1927 года. Спустя два месяца  Михаил Александрович и протоиерей Федор Андреев  вместе  с другими иосифлянами свои исход совершили.  Для других даже единомысленных с ними потребовалось время.  Даже при осознании той глуби­ны падения и последствий сергианского компромисса, некоторые ревнители Православия не сразу прерывали каноническое общение с митрополитом Сергием. Так, и в известном сочи­нении «Что должен знать православный христианин», широко распространяемом в церков­ных кругах, как антисергианской оппозиции, так и  сочувствующих,  при всей его крайне «антисоветской» направленности и непримиримости по отношению к богоборческой власти и понимании ее антихристовой сущности и причин гонений[26]  еще только ставится  вопрос: «Когда   можно прекратить каноническое и молитвенное общение с м. Сергием?» (Так что  совершенно необоснованно приписывание авторства этого сочинения о. Феодору Андрееву и М. А. Новоселову. Скорее всего написаны они были в Ярославской епархии, где было сильно движение непоминающих, но сохраняющих еще общение с митрополитом Сергием).

    Некоторые архиереи, которые были согласны с иосифлянам  в оценке деяний митропо­лита Сергия, также  первое время  не решались на полный канонический разрыв, предпочи­тая  разрыв «братского общения». Это прежде всего митрополит Казанский Кирилл (Смир­нов) и близкие ему архиереи, или как принято сейчас говорить «круг его ближайших после­дователей».   Они  понимали, что их несогласие с митрополитом Сергием гораздо глубже, чем спор о канонических нарушениях административного характера. Так, епископ  Дамаскин (Цедрик) в третьем письме священнику Иоанну Смоличеву в 1929 году (еще до разрыва «братского общения» с м. Сергием) хотя и отмечает, что разрыв канонического общения с м. Сергием митрополитом Иосифом, епископом Виктором и другими несколько преждевреме­нен, но пишет именно о сути своих экклезиологических разногласий с Сергием:

    «Разница между нами и Сергианами совершенно ясна и уже определилась, заключается она чисто в идеологическом понимании сущности Христовой Церкви и проистекающих из сего обязанностей христианина и пастыря. Те стремятся во что бы то ни стало сохранить ви­димую структуру Церкви, ее управления, и ради сего нарушили, исказили внутреннюю Прав­ду Христовой Церкви. Исповедание Истины Евангельской заменили человеческой диплома­тией, ведут к обмирщению и поставляют ее таким путем в качестве орудия для целей бого­борцев. Исказивши догматы, основу Церковных правил, оправдывают свои беззакония тем, что не нарушили внешней формы церковных правил. В противность Христову слову (Мф. 6, 24) думают служить Христу, держась за хвостик Сатаны»[27].  

    В 1934 году в письме архиепископу Серафиму (Самойловичу) епископ Дамаскин  пи­сал: «Путь митрополита Сергия — путь несомненной апостасии. Отсюда и отщетение благо­дати у него несомненно. Несомненен отход от благодати и всякого сознательно внедряющего в жизнь план "мудрейшего"».

    Далее владыка Дамаскин размышлял над вопросом о благодати, но это отдельная тема, которую мы сейчас не будем затрагивать. Важно, что епископ Дамаскин уже однозначно оце­нивает митрополита Сергия и его дело:

     «Совершается суд Божий над Церковью и народом русским. Ныне отняты пастыри от пасомых именно для того, чтобы пред лицом суда каждый совершенно самостоятельно из­брал путь свой — ко Христу или от Христа, причем и пастыри судятся, как рабы. Совершает­ся отбор тех истинных воинов Христовых, кои только смогут быть строителями нового зда­ния Церкви, кои только и будут в состоянии противостать самому "зверю", времена же при­близились несомненно апокалипсические.

    Разумеется, в таком плане необходимо быть и сергианам, как необходим был Иуда. Не­даром апостол говорит: что "надлежит быть и разномыслиям, дабы открылись искусные". Тя­жесть греха этих соблазнителей определена самим Господом».

    «Копия данного письма епископом Дамаскиным была направлена митрополиту Кирил­лу. Во время допроса 16 августа 1934 года на вопрос следователя, кто является его автором, священномученик Кирилл ответил: "Автором этого письма является епископ Дамаскин, мой единомышленник". Святитель Кирилл указал далее что, взгляды, изложенные в письме, он сам высказывал епископам Дамаскину и Афанасию, и с ним они были по этому поводу соли­дарны».[28]

    В одном из последних  своих писем из Казахстанской ссылки от 23 марта 1937 года мит­рополит Кирилл ясно засвидетельствовал свое отношение к сергианству.

    Черновик этого письма, изъятый при последнем аресте митрополита Кирилла, был при­общен  к Чимкентскому следственному делу 1937 года. В 1997 год  этот черновик, вместе с рядом других документов был передан из  Архива УКНБ по Южно-Казахстанской области (нынешний Архив ДКНБ РК по Чимкентской обл.) в ЦГА Санкт-Петербурга и затем впервые был опубликован в книге «История Русской Православной Церкви: От восстановления Па­триаршества до наших дней, 1917–1970» / Под общей ред. М. Б. Данилушкина. Т. 1. СПб., 1997.

    Сначала, как указывал владыка Кирилл этом письме, он считал все сделанное митропо­литом Сергием ошибкой, которую тот сам осознает и исправит. (Отношение митрополита Кирилла к сергианству действительно менялось, в чем легко можно убедиться, прочитав его широко известные и давно опубликованные письма с 1929 по 1934 год[29]). Но с тех пор «много воды утекло», и ожидания не оправдались, а напротив,  выявилась «обновленческая природа сергианства».

    «Ожидания, что митрополит Сергий исправит свои ошибки, не оправдались, но для прежде несознательных членов Церкви было довольно времени, побуждений и возможности разобраться в происходящем, и очень многие разобрались и поняли, что митрополит Сергий отходит от Православной Церкви, какую завещал нам хранить Св. Патриарх Тихон, и, следовательно, для православных нет с ним части и жребия. Происшествия же последнего времени окончательно выявили обновленческую природу сергианства».

    Несмотря на всю предельную ясность этих слов, сейчас их пытаются как-то перетолко­вать и смягчить и доказать, что  митрополит Кирилл продолжал не признавать Сергия лишь как нарушителя административного порядка и т.п. [30].  Однако было бы странно, что святитель Кирилл при всей его "мягкости" и сдержанности, считал бы административные погрешности отходом от Церкви. А то, что этот "отход" митрополита Сергия не что иное, как гибельное отпадение от Церкви, митрополит Кирилл особенно подчеркнул, завершая эту фразу важней­шим выводом, не оставляющим места никаким другим толкованиям: «И, следовательно, для православных нет с ним части и жребия». Если вспомнить при каких обстоятельствах эти грозные слова были произнесены св. Апостолом (Деян. 8, 18–21) [31], то становится ясно, что святитель Кирилл не мог допустить их легковесное употребление. Тем более, что далее по тексту письма он задается вопросом: «Спасутся ли пребывающие в сергианстве верующие?» И отвечает, как обычно отвечали вопрошающим, когда речь шла о судьбах инославных и отпадших от Православной Церкви: «Мы не можем знать, потому что дело спасения вечного есть дело милости и благодати Божией».

    В этом же своем письме владыка Кирилл написал: «С митрополитом Иосифом я нахо­жусь в братском общении, благодарно оценивая то, что с его именно благословения был вы­сказан от Петроградской епархии первый протест против затеи митрополита Сергия, и дано было всем предостережение в грядущей опасности». А на допросе 20 августа 1937 года в от­вет на вопрос, что он писал в изъятом и неотправленном письме Синицкой про митрополита Иосифа, владыка Кирилл сначала сказал: «Только просил передать привет». Когда на это по­следовало жесткое  требование следователя дать «откровенные показания и не скрывать истинный смысл и факты его деятельности», владыка Кирилл ответил: «Да, я в этом пись­ме писал о том, что считаю митрополита Иосифа Петровых своим единомышленником»[32].

    Таким образом архивные документы, открытые и обнародованные спустя семьдесят лет после гибели митрополитов Кирилла и Иосифа, подтвердили и без того непреложный для церковного сознания факт их духовного единства. На протяжении десятилетий богоборче­ских гонений в церковном предании сохранялась память об этих святителях как о бескомпро­миссных обличителях сергианского заблуждения и духовных руководителях ушедшей в ката­комбы Русской Православной Церкви. Уже с конца 1930-х годов они почитались святыми му­чениками и в катакомбах на родине, и в Русской Церкви за границей. А в их мученической кончине (в ночь с 20 на 21 ноября 1937 года), о которой каким-то чудесным образом стало известно Церкви, видели промыслительное указание их духовного единения и единомыслия, в том числе и по отношению к сергианскому отступлению.

                 

     

    [1]     Не говоря  о том, что сам термин «иосифлянство» весьма условен, и требует уточнения, но это отдельная тема, и мы пока придерживаемся устоявшегося его употребления для обозначения движения петроградских клириков и мирян, во главе со своим епархиальным митрополитом Иосифом (Петровых), отделившихся от митрополита Сергия в связи с его церковной политикой на рубеже 1927-1928 годов.

    [2]              Архив УФСБ СПб. Д. П-78806. Т. 3. Л. 174 об.-177. Польский М., протопресв. Новые мученики Российские… Ч. 2. С. 7-8.

    [3]           «Более того, — заметил владыка Иосиф во время следствия в 1930 году, — я сам значительно позднее втянут был в это течение, и не оно шло и идет за мною, а скорее я плетусь в хвосте за ним». Действительно, «иоси­фляне», можно сказать, опережали своего руководителя и подталкивали его к решительным действиям Понятно, что и на следствии протестуя против «пристегивания его имени к антисергианскому движению», владыка Иосиф пытался преуменьшить свою роль , ведь он давал на следствии показания не для точной записи в анналы истории, а для протокола по одному из крупнейших дел «контрреволюционной организации церковников», руко­водство которой ему инкриминировалось как одному из главных ее лидеров. Однако сам факт его духовного участия, а в дальнейшем и административного, был очень важен. И митрополит Иосиф в показаниях на допро­сах, все же должен был признать: «Отрицая свое руководство над антисергианским течением, я все же со­знаю, что нужно же кому-нибудь было быть духовным руководителем и советником того духовенства и верую­щих, которые в силу лжи митрополита Сергия отошли от него и примкнули к нашей церковной группе. А так как, кроме меня, никого из митрополитов не было, то только этим я и объясняю, что ко мне со всего Сою­за приезжало духовенство и верующие за советами ЦА ФСБ РФ. Дело «Всесоюзной организации ИПЦ». Т. 11. Л. 309.

    [4]              Алчущие правды: Материалы церковной полемики 1927 года. // Cост. Свящ. А. Мазырин, О. В. Косик. – М.: Изд-во ПСТГУ, 2010. С. 311.

    [5]              ГА РФ. Ф. 5919. Оп. 1. Д. 1. «Дело митрополита Сергия». Л. 170-174.

    [6]              Эта работа представляет собой ответы на основные вопросы и упреки  противников иосифлян в 19 пунктах с подробнейшими цитатами из Св. Писания, св. канонов, и  трудов св. отцов. Как подтвердил  позднее на до­просе протоиерей Василий Верюжский, заявив, что на тайных собраниях, где «мне приходилось встречаться с Новоселовым, ему принадлежала в общем ведущая роль». Весной 1928 года, о. Васи­лий по его словам, не раз  виделся  Новоселовым, который в то время был занят написанием  работы  "Ответы востязующим": «Это были краткие ответы на возражения наших противников. Там, где говорится о причинах нашего отхода от митр<ополита> Сергия, контрреволюционный характер этой брошюры особенно чувствуется. Брошюра была напечатана на Ремингстоне для распростра­нения».

    [7]              Архив УФСБ СПб. ЛО. Д, П-78806. Т. 3. Л. 66-87.

    [8]              Вероятно, здесь ошибка, и имеется в виду обращение 9-10-11 декабря.

    [9]              Неясно происхождение этого документа, опубликованного якобы без разрешения его владельца, который получил копию из архива Свято-Тихоновского института. Однако подлинность этого документа  никем не оспаривалась.

    [10]             Оно начинается так: «Ваше Преосвященство! Разрешите, в ответ на Ваши, исполненные любви и благожела­тельства, строки, прежде всего поблагодарить Вас за добрую память и доверие, а затем обратиться к Вам с усердной просьбою выслушать со вниманием и то, что я, в единомыслии с другими пастырями и нашими ар­хипастырями, можем сказать в оправдание своего образа действий. Кроме письма, обращенного лично ко мне, я, с Вашего разрешения, ознакомился и с тем большим, которое Вы отправили к нашему Владыке; и, потому, в своем ответе Вам, я буду иметь в виду и его, и даже по преимуществу его, так как в нем, как обращенном к епископу, Вы высказались о нашем деле с большою определенностью»), и далее по тексту следует еще целый ряд свидетельств о том, что автор является клириком.

    [11]         «Дело митрополита Сергия». ГА РФ. Ф. 5919. Оп. 1. Д. 1. Л. 129 об.-131.

    [12]             Этот документ от 22 октября 1927 года из Сборника «Дело митрополита Сергия» (С. 122-129). В  сборнике «Акты Святейшего патриарха Тихона, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти, 1917–1943» // Сост. М. И. Губонин. М., 1994,  опубликован за подписью архиепископа Илариона (Троицкого). Но очевидно это ошибка, и по стилю, и по содержанию письмо  несомненно  принадлежит перу  М. А. Новоселова.

    [13]            При этом оговаривается: «Не подумайте, что эти апокалиптико-эсхатологические экскурсы я предлагаю в ка­честве непреложно-догматического толкования данных мест Откровения. Это было бы с моей стороны непозво­лительным притязанием, безумной дерзостью. Я только провожу пунктирную линию между образами Апока­липсиса и современными церковными событиями, которые невольно обращают мысль к этим пророческим об­разам, со своей стороны бросающим яркий луч света на данные события». (Акты Святейшего Патриарха Тихо­на... С. 526–527). Размышляя над таинственными образами Апокалипсиса, М. А. Но­воселов, отмечает, что для уразумения великих тайн Божиих (а здесь несомненно мы соприкасаемся с тайной великой и в известном смысле последней тайной земного бытия Церкви и человечества) ничего не могут дать ни самая широкая ученость, ни самый глубокий природный ум, ни самая утонченная  естественная мистика. И что лишь стяжавшие Дух Святой, приявшие Царствие Божие  внутрь себя, смогут их уразуметь, и увидеть при­знаки приближающейся кончины мира, распознать антихриста и не быть  обманутыми его ложью...         

    [14]            Катакомбный самиздат - различные рукописи и машинописи, имевшие хождение среди тайных христиан в Советском союзе  - еще ждет своих исследователей. Однако само по себе даже комплексное его изучение едва ли что прибавит  к тому, что  известно из устного предания.

    [15]         Что со всей ясностью свидетельствует  о том, что  иосифлянская экклезиология не была случайным явлением, продуктом изощренной мысли утонченных столичных богословов или напротив, в простоте своих категоричных выводов – порождением темных суеверных масс, охваченных апокалиптическим ужасом. Нет, это была  совершенно нормальная, спокойная, но твердая реакция здорового Церковного организма на появление и проникновение в него  тлетворной и пагубной чужеродной ереси, по словам, протоиерея Феодора Андреева,  «Ереси с большой буквы, ибо всякая ересь искажает учение Церкви, здесь же перед нами искажение самой Церкви со всем ее учением».

    [16]             «Благодатна ли Советская церковь?». Джорданвилль, 1948. С. 7.

    [17]              Из духовного наследия архиепископа Виталия. Православная жизнь. № 8, 1973. С. 31.

    [18]            Однако, увы далеко не все. Вероятно, этим  объясняется и тот факт, что Архиерейские Соборы Русской Зару­бежной Церкви так и не вынесли  четкого соборного определения в отношении сергианства и сергианской церкви. Конечно же, в отношении Московской патриархии и отдельных ее актов решения принимались постоян­но. Но именно экклезиологического определения дано не было, и в этом заключалась одна из причин столь пе­чального отступления  РПЦЗ в  конце ХХ века и ее бесславного конца в начале ХХI. 

    [19]         Арх. Аверкий. Современность в свете Слова Божия». Джорданвиль, 1975. Т. 1. С. 380, 371.

    [20]            «Тайна беззакония», Харбин, 1938 год; главы из этой книги  были опубликованы в 1960 году в статье «Эпоха Апостасии».

    [21]             Цит. по  изданию:  «Луч Света». В защиту Православной веры, в обличение атеизма и в опровержение доктрин неверия. Джорданвилль, 1971. Ч. 2. С. 197-199.

    [22]            «Автор в своем труде дает два образа Церкви в СССР, - пишет протоиерей Борис, - один образ гонимой «Ти­хоновской» Церкви, предпочитающей уйти в нелегальное существование, в «катакомбы», чтобы сохранить вну­треннюю свободу.  Другой образ «Сергиевской» (продолжаемой патриархом Алексием) Церкви, покупающей свою внешнюю свободу ценою полного внутреннего рабства безбожному правительству, и своего сотрудниче­ства с ним. Но, несмотря на их полную противоположность, автор старается объединить их под одним  общим названием «Плененной Церкви». Можно ли объединить тех, чья оболганная правда и чья невинная кровь до сих пор вопиют к небу,  с теми, которые не только не выступили на их защиту, но и похулили их мученический и ис­поведнический подвиг, назвав его преступлением, справедливо наказанным Советской властью? Что общего между теми, которые продолжают томиться в «горьких работах», медленно умирать от голода и пыток в тюрь­мах за правду Божию, за сохранение внутренней свободы Церкви, - теми, которые пользуются всеми преимуще­ствами советской легализации, получают высокие советские награды и носят на груди рядом с Панагией ордена с нечестивыми изображением Ленина? Автор напрасно старается искусственно связать их вместе в одну и ту же Церковь, и лелеять надежду на то, что они  в будущем «сольются в единый поток Святой Церкви». Правда с не­правдой «слиться» никогда не смогут. Об одном только можно молиться и на одно только можно надеяться – это на слезное покаяние падшей части Церкви и на ее просьбу о принятии ее вновь  в лоно истинной Святой Рос­сийской Церкви («Лжеправославие на подъеме». Сборник статей и материалов из  журнала «Православная Русь». Джорданвилль, 1954. С. 207).   

    [23]             «Триптих лжи». Там же. С. 104.

    [24]             Православная Русь. № 9, 1953. С. 1.

    [25]             Православный путь. 1970. С. 27.

    [26]            20. Какая же причина гонений на Церковь со стороны неверующей власти.

                    Ответ: Стремление подчинить Церковь своему влиянию и через Церковь приготовить народ к будущему принятию антихриста как политического и духовного главы падшего человечества.

                    28. Какая же причина стремлений современной гражданской власти подчинить Церковь своему влия­нию и власти, когда антихриста еще нет и власть гражданская не еретическая, но только неверующая.

                    Ответ: Власть гражданская борется с Богом путем проведения в жизнь коммунистических идей, и есть переходная ступень к полному антихристианству и власти богоборца антихриста. И ей необходимо одобрение ее действий со стороны духовенства, которое, кстати, сказать, необходимо и самому богоборцу антихристу, и кото­рое в лице лжепророка (Апок. 13, 11) укажет народу антихриста как самого лучшего правителя. Чтобы этого до­стигнуть необходимо изменить понятия духовенства, приучив его волей или неволей зло называть добром,  а до­бро злом, а этого без гонений на духовенство сделать невозможно.  // «Дело митрополита Сергия». ГА РФ. Ф. 5919. Оп. 1. Д. 1. Л. 215 об., 216 об.

    [27]            Косик О. В. Истинный воин Христов.. ПСТГУ. 2009. С. 301.

    [28]            А. Мазырин. Священномученик Митрополит Кирилл (Смирнов) как глава "правой" Церковной оппозиции. Круг его ближайших последователей // Богословский сборник. Вып 12. М.: Изд-во ПСТБИ, 2003. С. 251.

    [29]            Акты Святейшего Патриарха Тихона… С. 638, 655, 700–702.

    [30]            Мало убедительным представляется объяснение А. В. Журавского: «Для митрополита Кирилла "об­новленческая природа сергианства" заключается не в утверждении за деятельностью митрополита Сергия какой-то новой "ереси", а в нарушении нормального (патриаршего) церковного управления, в своеобразном "обновлении" митрополитом Сергием формы высшей церковной власти». (Журавский А. В. Указ. соч. С. 357-358).  

    [31]         «Видев же Симон, яко возложением рук апостолов дается Дух Святый, принесе им сребро, глаголя: дадите  и мне власть си ю, да на негоже аще положу руцы приимет Духа Святого. Петр же рече к нему: сребро твое с тобою да будет в погибель, яко дар Божий непщевал еси сребром стяжати. Несть ти части, ни жребия в словеси сем...» (Деяния 8, 18-21) 

    [32]            Журавский А. В. Указ. соч. С. 367.

     


    Опубликовано в Литературно-общественном журнале "Голос Эпохи", выпуск 2, 2012 г.

     

    ___________

    Заявление русской патриотической общественности

    ОТКРЫТО ДЛЯ ПОДПИСАНИЯ

    Категория: История | Добавил: Elena17 (16.11.2016)
    Просмотров: 31 | Теги: церковный вопрос, россия без большевизма, лидия сикорская, голос эпохи | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Наш опрос

    Нужно ли в России официально осудить преступления коммунистической власти и запретить её идеологию?
    Всего ответов: 39

    ГАЛЕРЕЯ

    ПРАВОСЛАВНО-ДЕРЖАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

    БИБЛИОТЕКА

    ГЕРОИ НАШИХ ДНЕЙ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru